Банкиры об экономике, курсе и Нацфонде…

11.03.2016

Источник: Капитал.kz

Одно из самых интересных финансовых событий марта саммит «2016 CFO Idea Exchange-Networking Event» вскрыл проблемы не только экономического характера, но и дал возможность узнать, о чем сожалеют экс-председатели Национального банка и почему все-таки идея создания Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) не должна потерпеть фиаско как Региональный финансовый центр Алматы (РФЦА). Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz решил обозначить самые яркие цитаты саммита.

Про стабильность и вложения в инфраструктуру

«Понятно, что макроэкономическая стабильность является обязательством правительства, и понятно, что если нет макроэкономической стабильности, которая включает в себя и предсказуемость, то говорить о каком-то рациональном поведении бизнес-субъектов сложно. Есть, наверное, примеры в мире, в отдельных странах, в отдельные периоды, в период нестабильности отдельные компании, тем не менее, развивались, запускали какие-то высокотехнологичные бизнес-проекты. … вложения в инфраструктуру нужны и должны быть. Проблема в том, что они на самом деле снижаются и вот эта та часть, которая для меня не объяснима. На мой взгляд, и в качестве контрциклической меры их можно было в целом в два раза (увеличить. – Ред.).

И здесь есть как всегда и другая проблема, проблема реализации. Я сейчас могу провести блиц опрос. В этом году правительство вроде бы к концу года обещает закончить нашу автомобильную дорогу между западным Китаем и западным Казахстаном, этот проект носит название Западная Европа - Западный Китай…. Указом президента какие были первые сроки окончания этого проекта? При этом я напоминаю, что деньги всегда были, займы международных финансовых организаций всегда были. И, может быть, мы ее закончим к концу 2016 года, но скорее всего, нет. Так, какие были первые сроки? Первый срок был 2011 год. То есть примерная эффективность реализации инфраструктурных проектов видна», - отметил экономист, экс-глава Нацбанка Ораз Жандосов.

О возможностях

«Сейчас у меня главный фактор оптимизма – сейчас мы стали конкурентными по рабочей силе в отношении Китая. Это огромный рынок, нам не нужно иметь выход к морю, поскольку Китай – это океан, который у наших границ. Теперь, наконец, зарплаты в Китае выше, чем зарплаты в Казахстане. То есть в принципе мы можем экспортировать в Китай все…Если мы сможем воспользоваться сложившейся новой реальностью относительно дешевых факторов производства и при этом не войдем в новую спираль голландской болезни и сможем преодолеть другие проблемы связанные с ресурсным проклятием, то какие-то шансы (на развитие. – Ред.) у нас есть…», - сообщил Ораз Жандосов.

О банковской системе и БТА Банке

«Думаю, что в целом казахстанская финансовая, а именно банковская система, находится сейчас в полуобмарочном состоянии. Серик Аханов (глава Ассоциации финансистов Казахстана. – Ред.) всегда сравнивал банковскую систему с кровеносной системой… Сейчас эта система забита бляшками по самое не могу», - отметил экс-председатель Нацбанка, который возглавлял главный банк в 2004-2009 годы Анвар Сайденов.
«… считаю, что немедленная реакция (государства. - Ред.) в тот момент (в период финансового кризиса 2007-2008 годы – Ред.) была правильной и последствия не поддержки банков были бы губительными не только для финансовой системы, но и для экономики в целом. То же вхождение (государства. - Ред.) в капитал БТА Банка считаю по-прежнему оправданным и хотя очень много факторов за и против, но по балансу в итоге, наверное, это все было правильно. Если говорить о том, что происходит сейчас, то, наверное, последствия кредитного бума 2004-2007 годов они пока гирей висят на ногах нашей банковской системы. Пока эти деньги не будут раскиданы или подпилены, сложно что-то делать», - сообщил Анвар Сайденов.

О курсе

«Сложно говорить о том, как будет развиваться экономическая ситуация в Казахстане с учетом того, что я скорее пессимист, чем оптимист. Считаю, что глобально кризисные явления только приближаются, ледниковый период только впереди. И поэтому, с одной стороны, это не очень хорошо, но с другой стороны кризис – это время возможностей. И думаю, что и у Казахстана в меняющейся глобальной ситуации будут возможности, поэтому не надо всегда смотреть на курс, хотя он и очень важный экономический индикатор… Помню, как все смотрели на курс рубля к доллару, затем все каждый день следили за ценой на нефть, думаю, что как-то от этого надо отказаться. Возможности будут, хотя турбулентность еще впереди», - отметил Анвар Сайденов.

О чем сожалеют банкиры

«Если говорить о чем я жалею, проработав в Нацбанке… Любой руководитель, проработав в крупной организации, всегда о чем-то жалеет, о каких-то базовых решениях, о каких-то важных стратегических решениях, но поскольку бывших председателей Нацбанка считаю не бывает, я вам об этом не скажу…», - заинтриговал Анвар Сайденов.

«Мой главный недостаток, надо было мне раньше согласится на приглашение президента уйти в правительство из Нацбанка, может быть удалось бы остановить ряд несправедливых приватизаций», - поделился Ораз Жандосов.

О Нацфонде

«Кризис в головах… Я бы в музей успеха, помимо перехода на плавающий курс, еще бы добавил создание Нацфонда. Сегодня мы много обсуждаем проедаем мы его или не проедаем, как им управлять… Всегда у каждого состава правительства есть искушение потратить оттуда (из Нацфонда. – Ред.) побольше. В целом считаю, что у нас достаточно хорошие валютные резервы, в отличие от многих других стран у нас очень хорошая подушка безопасности. Но это не та подушка безопасности, которая позволяет ничего не делать, как раз таки она позволяет быть адаптированным к шокам… Мне кажется здравый посыл для любого бизнеса – не на кого не рассчитывать и заниматься именно в той малой реальности, которая существует», - считает глава МФЦА, экс-председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов.

«…в чем был недостаток Нацфонда начиная с того момента (2000-2001 годы. – Ред.) и при его последующих модификациях до сегодняшнего дня? На самом деле мы полностью не устранили элемент волатильности, связанный с потоками нефтяных налогов. Понятно, что сейчас они (поступления от налогов от нефти. – Ред.) не такие большие при нынешнем уровне цен (на нефть. – Ред.) – это 5 млрд долларов в год. И, понятно, что при высоких ценах (на нефть. – Ред.) за 100 долларов они (поступления от нефтяных налогов. – Ред.) приближались к 20 млрд долларов. И, не устраняя этот фактор, фундаментально ждать предсказуемости курса даже при режиме свободного плавания и инфляционного таргетирования достаточно сложно…Поэтому мой радикальный рецепт и то, что делает меня оптимистом, если это будет принято – это вообще забыть о нефтяных налогах как о средстве пополнения бюджета. Точнее, забыть о нефтяных налогах как о средствах пополнения бюджета, расходуемого внутри страны. То есть в этом случае курс у нас в номинальном выражении останется на низком уровне примерно как сейчас (345-350 тенге за доллар. – Ред.)…И остается два вопроса, как мы будем использовать текущие нефтяные налоги, если вдруг цены (на нефть. – Ред.) вернутся (к уровню ближе 100 долларов за баррель. – Ред.) и будет не 4-5 млрд долларов в год (поступлений от налогов от нефти. – Ред.)...», - отметил Ораз Жандосов.

«Я вижу два направления (использования нефтяных налогов. – Ред.). Первое – это расширить программу Болашак. Например, в Саудовской Аравии любой гражданин, который поступил в иностранный ВУЗ, автоматически получает от государства стипендию. В Казахстане можно реализовать такую программу. Это нам даст человеческий потенциал через 3,5,7 лет. Но, понятно, что нужно учить не юристов и финансистов, а учить инженеров, агротехников, врачей. И Имангали Нургалиевичу (министру обороны РК. - Ред.) отдать оставшийся миллиард, потому что мы все равно каждый день живем в неспокойном регионе, будем покупать импортное вооружение в России и Китае или в США, жизнь покажет. И что будет? Мы будем ощущать себя гораздо беднее, но при этом гораздо предсказуемее», - считает Ораз Жандосов.

Об инфляции и достоверности данных

«Что касается инфляции, то к концу года правительство, Нацбанк ожидают вернуться в коридор по инфляции (6-8%. - Ред.), и поэтому думаю, что все что говорится о влиянии изменения курса (в августе 2015 года. – Ред.) эффект от этого закончится к концу 2016 года. И в целом мы уже в среднесрочной перспективе выходим на искомые цифры (по инфляции. – Ред.)… Считаю, что экономический рост Казахстана, прогнозируемый на 2016 год, на самом деле очень скромный, в пределах 0,5-1% , он вполне достижимый при тех всех предположениях, что будут сохраняться низкие цены (на нефть. – Ред.) и в целом ситуация будет достаточно неблагоприятная. Думаю, что это большие достижение, что и в 2014 и в 2015 годах у нас тем не менее был положительный темп роста экономики. Очень многие экономики показывают отрицательную динамику, считаю, что эта динамика показывает прочность нашей экономики», - считает Кайрат Келимбетов.

В ответ на комментарии главы МФЦА Ораз Жандосов засомневался в реальном экономическом росте страны. «Цифры прошлого года показывают прочное положение Комитета РК по статистике в подчинении Министерства национальной экономики. В 2014 году средняя цена на нефть была на уровне 100 долларов, поэтому за 2014 год думаю не надо переживать. По 2013-му году думаю, что реальный рост экономики Казахстана был ниже, но, в принципе, в этом году может быть рост 0,5, а может и 0%», - считает экономист.

О «токсичных» кредитах

«По плохим кредитам…Поскольку вы, возможно, (г-н Келимбетов. – Ред.) вернетесь опять министром экономики и бюджетного планирования РК дайте обещание о том, чтобы эту полную свистопляску с налогообложением при прощении банками кредитов прекратить, пусть это будет через 3,5,7 лет… Потому что это абсолютно не экономический подход…На самом деле если любой NPL запровизовать, не важно есть он на балансе или нет, ключевой вопрос был и остается – реально правильно ли банки классифицируют свои активы, чтобы не было того, что называется укрытием со стороны банков… Банки предпочитают какое-то время этот плохой кредит не показывать, хотя все знают, что этот заем не работающий. Ясно, что это у нас после кризиса 2007-2008 годов имело место, не будем называть банк, и есть сомнение, что до сих пор этот тренд есть», - отметил Ораз Жандосов.

О Международном финансовом центре и РФЦА

«Были разные попытки (создания финансового хаба в Казахстане. – Ред.), предпоследняя - Региональный финансовый центр Алматы (РФЦА). Тогда были, вроде, большие усилия вложены и было создано специальное агентство (АРД РФЦА. – Ред.), и Нацбанк и правительство были сфокусированы на это вопросе. Это было перед кредитным бумом…. Но случилось две вещи. Первая – это кризис 2008-2010 годов, параллельно все те предпосылки успешного финансового центра Алматы, которые предполагались, то есть независимый суд, все это, к сожалению, не реализовалось в виде законодательной инициативы... И, поскольку наступил кризис, то было не до этого. Тем не менее наверное, тогда был больше посыл на то, что банковский сектор у нас действительно лидировал на всем пространстве (Центральной Азии. – Ред.), были технологии, у банкиров глаза горели, они были самыми популярными людьми, и вроде как это все предвещало успех, но, к сожалению, потом случилось банкротство Lehman Brothers…», - сообщил Кайрат Келимбетов.

«…Мы совместно с Boston Consulting Group очень детально разбирались, почему опыт РФЦА не был до конца успешным, я бы тоже не стал посыпать голову пеплом, много все таки хорошего было сделано, проработано, наступило понимание по многим вопросам… Но все же, то что отличает РФЦА от МФЦА – это, конечно, другая стратегия, другой бизнес подход, он более прагматичный. Если мы делаем что-то в МФЦА, то делаем. То есть не чуть-чуть уменьшить налоги в МФЦА, а действительно сделать также, как это сделано в Дубае, если английское право, то не понарошку, а с изменениями в конституционный закон. Если независимый суд, то не третий по уровню… Уровень инвесторов, конечно же, будет другой. Если принято решение облегчать визовый режим в МФЦА, то нужно отменить его вообще… Мне кажется, поскольку есть серьезная поддержка со стороны государства (по созданию МФЦА) и мы хотели бы получить серьезную поддержку со стороны нашего финансового сообщества, мне кажется, что мы просто обречены на успех», - отметил Кайрат Келимбетов.

«После десяти лет когда мы уже для себя ставим KPI по Международному финансовому центру быть в топ-10 азиатских финансовых центрах (мира. – Ред.) - это точно амбициозная задача…», - заявил Кайрат Келимбетов.

«Мы традиционно думаем о больших финансовых центрах и пытаемся сразу сравнить МФЦА с Лондоном, Гонконгом, Сингапуром… Есть финцентры которые были созданы недавно, такие как Дубай, в МФЦА мы взяли за основу структуру управления таким центром. Но практически везде не говорят о конкуренции, а говорят о кооперации, о сотрудничестве финансовых центров…», - отметил Кайрат Келимбетов.

«…. Все инвесторы, на самом деле информацию о льготах по налогообложению в МФЦА как то пропускают, говорят, что это есть везде (в других финцентрах. – Ред.)…. А вот английское право, которое будет работать в МФЦА, инвесторы говорят, что это серьезная вещь», - поделился Кайрат Келимбетов.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю