Конституцию Казахстана и финансовый центр Астаны подстроят под британское право?

10.08.2015

Источник: Курсив.kz

В минувшую пятницу стало известно о возможном изменении основного закона РК, в связи с проводимой в настоящий момент в республике судебной реформой. Член Конституционного совета Казахстана Анар Жаилганова, отметила, что сейчас прорабатывается вопрос, как свести нормы основного закона с моделью британского права, которая взята за основу при проведении судебной реформы.

Насколько Казахстан готов к таким изменениям. Юристы считают, что главное прийти к справедливому судебному процессу, что повлечет за собой оздоровление всей судебной системы.

«В Астане планируют открыть Международный финансовый центр. И суд, который будет там создан, планирует работать по модели великобританской судебной системы. В четвертой статье Конституции нашей страны указано, какие нормы относятся к нашим законным правам. Но там ни слова не сказано о том, как мы будем пользоваться нормами великобританской судебной системы. И это - актуальная проблема на сегодняшний день, которая может повлиять на необходимость внести изменения в основной закон страны», отметила в ходе брифинга в СЦК г-жа Жаилганова.

Конституция в РК подвергалась изменениям трижды в 1998, 2003 и 2011 годах.

Ранее Верховный суд дал разъяснение, что международный финансовый центр будет работать по английской модели.

Согласно президентской программе «100 шагов», в Казахстане планируют создать международный арбитражный центр AIFC на примере опыта Дубаи, с включением в его состав авторитетных международных арбитров и финансовый суд международного финансового центра города Астаны, где рассмотрение споров будет осуществляться иностранными судьями на английском языке и на принципах английского права.

Как пояснил на запрос Kursiv.kz старший партнер компании «Саят Жолши и партнеры» Айдын Бикебаев в первом случае речь идет о создании коммерческого арбитража, который должен стать внесудебной альтернативой суду финансового центра. В международном арбитражном центре будут рассматриваться споры только между теми компаниями, которые сделали в своих контрактах соответствующую арбитражную оговорку, то есть только при наличии их добровольного взаимного решения передать свой спор этому центру.

Правовая база для деятельности подобных центров в Казахстане сформирована и достаточна, хотя и требует дальнейшего совершенствования. Казахстан ратифицировал Нью-Йоркскую конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 1958 года и принял закон «О международном арбитраже».

Особенностью таких центров в мире является их независимость от государства и самофинансирование. Государственный бюджет не должен тратиться на них. Главным фактором их успеха является доверие со стороны бизнеса, поскольку предприниматели сами решают, обращаться ли в этот центр или писать в договорах привычные арбитражные оговорки, чтобы идти судиться в другие международные центры в Лондоне, Стокгольме, Дубае и в других странах.

В Казахстане также есть арбитражные центры, самым популярным из которых является «Казахстанский международный арбитраж». На сегодня в состав арбитров казахстанского международного арбитража входят более 200 ведущих казахстанских и иностранных юристов, работающих в самых крупных и известных международных юридических фирмах и университетах.

В этой связи возникает вопрос, зачем государству создавать коммерческий арбитраж и откуда такая уверенность в его успехе, отметил Айдын Бикебаев.

«Это сродни созданию госкомпании на конкурентном рынке. Я лично прогнозирую большие организационные и иные расходы, в особенности, космические размеры зарплат иностранцев. В общем, жаль наш госбюджет. Во втором случае в Нацплане речь идет уже о создании государственного суда Финансового центра, но в котором будут работать иностранные юристы. При этом в плане «100 конкретных шагов» написано о собственной юрисдикции на принципах англосаксонского права, то есть, нет буквального пункта о введении английского права. Поэтому, надеюсь, в новостях о введении английского права закралась ошибка. На самом деле введение чужого права было бы неразумным. Зачем, к примеру, нам статутное право Великобритании, то есть подобия наших законов, которые написаны с учетом особенностей другой страны? Они вообще к нам неприменимы. Поэтому речь должна идти лишь о заимствовании принципов англосаксонского права, а не введении у нас чужого права. Гармонизация права и заимствование лучшего – это мировая тенденция и нам это нужно делать. При этом надо понимать, что у каждой страны, относящейся к англосаксонской правовой семье, свое национальное право, и право этих стран объединяет лишь то, что они построены на единых принципах и признании в качестве источников права судебных прецедентов. Касательно же возможности применения на территории финансового центра Астаны сложившихся в иной юрисдикции прецедентов я лично не уверен в целесообразности подобного. В любом случае для принятия правильного решения нужна большая дискуссия с участием известных казахстанских и иностранных цивилистов, и здесь спешка ни к чему», - убежден Айдын Бикебаев

Советник адвокатской конторы "Aitkaliyeva&Partners Lawyers", юрист Хамида Айткалиева заметила, что в соответствии со статьей четвертой Конституции основной закон имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Республики. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует во всех необходимых случаях применять Конституцию Республики в качестве акта прямого действия. То есть пункт 2 статьи 4 закрепляет верховенство Конституции и прямое действие ее норм. Вместе с тем, пунктом 1 статьи 4 Конституции Республики Казахстан закреплено, что действующим правом в Республике Казахстан являются нормы Конституции, соответствующих ей законов, иных нормативных правовых актов, международных договорных и иных обязательств Республики, а также нормативных постановлений Конституционного Совета и Верховного Суда Республики. Из официального толкования Конституционного Совета Республики Казахстан пункта первого статьи четвертой Конституции РК действующее право рассматривается как система норм, содержащихся в принятых правомочными субъектами в установленном порядке нормативных правовых актах. В соответствии со ст.7 ГПК РК правосудие по гражданским делам осуществляется только судом по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством».

«Следуя этим нормам, можно предположить, что для учреждения нового финансового суда достаточно внесения изменений в действующее гражданско-процессуальное законодательство - ГПК РК и другие, либо принятие нового ГПК. Что касается самой продвигаемой английской системы, то, по сути, речь идет о прецедентном праве. Но это уже другой, хотя и очень интересный вопрос. В целом, могу сказать, что на сегодня в судах сложилась непростая ситуация, когда каждый судья отправляет правосудие по принципу: «куда хочу, туда верчу», и говорить о единообразии применения норм закона не приходится. Возможно, прецедентное право было бы выходом, из сложившейся ситуации. Но не все так просто, как кажется. Принимая такие серьезные решения необходимо помнить, что между нашим и английским правосудием разрыв величиной в столетия. Прежде чем насадить на нашу «почву» такие новшества, необходимо все взвесить, чтобы не получилось, как с новым УПК, «следственного судью» ввели, а полномочий ему не дали, процессуального прокурора предусмотрели, а денег на них нет. И этот список можно продолжать до бесконечности», - сказала г-жа Айткалиева.

Айдын Бикебаев считает, что англосаксонское право на деле доказало то, что оно для бизнеса лучше, чем континентальная система, поскольку писанное право всегда будет отставать от развития экономики, появления новых технологий и открытий в науке. Живое право, которое создается судьями на базе принципов общего права, всегда будет наиболее современным. Здесь надо иметь в виду, что практически все стартапы, совершившие мировую технологическую революцию, появились именно в странах с англосаксонской правовой системой. В странах с континентальной правовой системой они бы не развились в мощный бизнес, поскольку изначально нарушали бы множество норм права, заметил г-н Бикебаев.

«Поддерживаю идею введения принципов англосаксонского права не только на территории финансового центра Астаны, но и в целом в нашу правовую систему, чтобы был приоритет содержания над формой и принципов над нормами. Главным должна быть не буква закона - а принципы права. В англосаксонских странах, даже если будет стоять неразумный знак дорожного движения или будет ошибка в законе, люди могут не реагировать на это и суды поддержат такое поведение. Граждане не должны читать и знать законы, а должны быть уверены в том, что разумное и справедливое всегда будет правомерным, чтобы чиновники не придумали. Из-за того, что кто-то допустил ошибку в законе или установил неразумный запрет, никто не должен страдать, а право не должно стать несправедливым. Заимствование принципов англосаксонского права благотворно повлияло бы также на всю систему правотворчества в нашей стране, которое на сегодня представляет собой процесс лихорадочного принятия многочисленных актов. Практически половина рабочего времени министров уходит на нормотворческую работу, т.е. они, по сути, и являются законодателями. Только центральные госорганы за неделю издают более сотни нормативных документов. Если в США законы действуют без изменений десятки, а то и сотни лет, то у нас иногда начинают меняться еще до вступления в силу», - подчеркнул г-н Бикебаев.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю