Прикрытие Нацбанка для ухода от фиксированного курса тенге

20.05.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Инфляционное таргетирование, недавно провозглашенное Нацбанком основой денежно-кредитной политики страны, идет вразрез с целями поддержания слабеющей на глазах экономики. При этом оно принципиально не способно обеспечить стабильность цен, колебания которых не связаны с монетарными факторами.

Сбиты прицелы

Денежно-кредитная политика страны, утвержденная Национальным банком, рассчитана на срок до 2020. Весьма амбициозно, если учесть, что финансово-экономические индикаторы редко удается правильно спрогнозировать и тем более выполнить даже на один год. Целью новой политики обозначена «стабильность цен, предполагающая достижение и удержание инфляции на низком уровне».

«Четкая ориентация Национального Банка на снижение и стабилизацию инфляции на низком уровне потенциально повышает доверие рынков к центральному банку и способствует устойчивому и сбалансированному экономическому росту. В этих условиях инфляционное таргетирование является предпочтительным для Казахстана режимом денежно-кредитной политики», - делается вывод в документе. В каких условиях и почему предпочтительным – совершенно непонятно.

Ведь сейчас для Казахстана настоящей проблемой является отнюдь не инфляция. С начала год она выросла всего на 1,2%, притом что стоимость непродовольственных товаров вообще снизилась на 0,4%. Самый тревожный симптом – это вялая экономика, которая держится только за счет государственных вливаний. Краткосрочный экономический индикатор за январь-апрель составил лишь 1,7%. Промышленность стоит на месте. Сельское хозяйство, строительство, торговля и транспорт показали рост в коридоре 2-3%.

Государство прибегло уже к адресной поддержке предприятий, вплоть до субсидирования автокредитов, финансирования производства вертолетов и пассажирских вагонов (это предусматривает план совместных действий правительства и Нацбанка по обеспечению финансирования отечественных производителей и экспортеров на 2015-2016). В таких условиях денежно-кредитная политика государства должна быть направлена на поддержание, прежде всего, экономического роста и занятости. Как показывает практика, эти цели противоречат инфляционному таргетированию.

Так какая же цель все-таки главная для государства? Учитывая, что правительство не отказывается от своих задач по достижению показателей экономического роста и уровня безработицы, все цели у нас как бы главные. Но так не бывает. Обеспечить одновременно низкую инфляцию, высокий экономический рост и высокую занятость – это из области фантастики.

Оговорка от ответственности

Таким образом, сейчас возник некий хаос в целеполагании. Даже упомянутый выше план, в рамках которого предлагается выделить производителям и экспортерам 85 млрд тенге, противоречит денежно-кредитной политике с ее инфляционным таргетированием. Ведь если мы нацелены на стабильность цен, тогда нам нужно не поддерживать отечественных производителей, а еще шире открыть двери для подешевевшего российского импорта. Это именно он помог сбить цены на непродовольственные товары с начала года!

И уж тем более не согласуются задачи снижения цен с политикой «Нурлы жол». Практика неоднократно доказывала, что массированные государственные вливания с инфраструктуру неизбежно приводят к удорожанию и разгоняют инфляцию.

Проблема не в том, что цель инфляционного таргетирования в денежной кредитной политике выбрана неправильно, а в том, что она не согласуется с целями, которые поставило правительство. Получается классический случай: правая рука не знает, что делает левая.

При этом Нацбанк признает, что режим инфляционного таргетирования подвергается критике из-за негативного влияния на экономический рост. И в качестве контраргумента приводит так называемую «оговорку от ответственности» на случай ухудшения экономической ситуации. «Это предполагает отклонение от целевых ориентиров по инфляции и объявление периода времени, в течение которого центральный банк обязуется вернуться к целевым ориентирам по инфляции», - поясняется в денежно-кредитной политике.

На практике, скорее всего, наши власти этот принцип, что называется, творчески переосмыслят, применяя «оговорку от ответственности» при каждом удобном случае. Причем не только из-за реального ухудшения ситуации, но и в обстоятельствах, когда цель по инфляции просто не будет достигаться.

Хотя это делает бессмысленным режим инфляционного таргетирования. Ведь он работает только в том случаем, когда субъекты рынка уверены, что Нацбанк во всех ситуациях отдаст предпочтение именно цели сохранения плановой инфляции, отказавшись от таргетирования других показателей.

Цены неподвластны

Даже если допустить, что главной целью является все же обеспечение стабильности цен, то возможность ее достижения при помощи инфляционного таргетирования вызывает большие сомнения. Его механизм, представленный в денежно-кредитной политике, предельно формализован. По сути, он сводится к изложению принятых в мире практик, компилируя опыт разных стран.

Из конкретных для Казахстана мер понятно лишь, что целевой ориентир по инфляции будет выбираться точечно с интервалом допустимых значений. Обеспечиваться же соответствие фактической инфляции этому ориентиру будет за счет  введения новой базовой процентной ставки, к которой будут привязаны процентные ставки по остальным инструментам денежно-кредитной политики. Также в политике указываются инструменты предоставления и изъятия ликвидности для обеспечения инфляционного таргетирования.

Но проблема в том, что в казахстанских условиях сама возможность влиять на инфляцию монетарными методами крайне ограничена. По другому не может быть в экономике, в которой потребление полностью завязано на импорт, а доходы – на экспортные поступления.

Например, нынешнее замедление инфляции связано не с действиями властей, а исключительно с факторами, которые находятся за пределами их влияния – падением мировых цен на нефть и девальвацией российского рубля. Стоит завтра нефтяным ценам подскочить, а российским товарам – подорожать, как вверх устремится и казахстанская инфляция. В этой связи удержание стабильности цен монетарными методами – борьба с ветряными мельницами.

Кроме того, следует учесть, что в нашей стране преобладает инфляция предложения, когда цены растут из-за повышения издержек, среди которых немалую долю занимают коррупционные. В этой связи инфляционное таргетирование может иметь хоть какой-то смысл лишь в том случае, если будет сопровождаться более широким пакетом экономических реформ, направленных на преодоление монополизации товарных рынков и минимизацию воздействия на них нерыночных факторов.

Новая денежно-кредитная политика на самом деле - это решение не столько о переходе  к инфляционному таргетированию, сколько об уходе от таргетирования валютного курса. В этом основная суть новой политики, собственно, и заключается.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю