Девальвация по-китайски и девальвация по-казахстански

12.08.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Китай девальвировал юань на 1,9%. Это стало эпохальным событием: размер ослабления является самым максимальным изменением курса за последние 20 лет.

В 1980-х Китай перешел к масштабным экономическим преобразованиям, основной целью которых был плавный переход на рыночные рельсы. КНР активно наращивала производственные возможности и соразмерно этому начала ослаблять свою валюту, стартовав с 1,5 юаня за $1 в 1980. В последующие 10 лет валюта ослаблялась ежегодно в среднем на 12,7%, варьируя между 0% (1988) и 27% (1990).

Промышленность - без займов в иностранной валюте, обладая длинными кредитными ресурсами по низкой процентной ставке, - воспользовалась курсовым преимуществом, активно наращивая экспорт, а импорт менял свое содержание: от потребительских товаров (кроме собственной сельхозпродукции, которая всегда росла) в сторону оборудования и технологий. Ослабление валюты продолжалось и в следующие 4 года, достигнув 8,6 июня к доллару в 1994, после чего началась длительная 20-летняя эра укрепления юаня.

В конце прошлого года курс укрепился до 6,05 (итого: примерно 1,1% в среднем каждый год). Укрепление юаня делалось в том числе для иллюзии роста благосостояния населения, но большей частью под давлением постоянной критики Запада, что курс юаня занижен (что подтверждалось данными при расчете курса, исходя из паритета покупательной способности валют).

Вместе с тем, если рассчитать по паритету, то сейчас курс должен быть 4,5-5 юаня за доллар США (если, конечно, Китай не занижал инфляцию). Из-за этого считается, что интернационализация юаня приведет к его укреплению, но, возможно, Китай будет делать всё, чтобы валюта не укреплялась. Но в целом у китайского экспорта сейчас уже нет запаса прочности, особенно по отношению к другим валютам: рост курса доллара США автоматически подразумевал рост курса юаня ко всем валютам, так как юань фактически привязан к «американцу». Поэтому Китай начал постепенное ослабление своей валюты, и на текущий момент курс уже составляет 6,32 юаня к доллару. Его понижение на 1,9% особого эффекта на нашу экономику иметь не будет, но вопрос в тренде. Думаю, китайские темпы девальвации будут существенно отставать от казахстанских.

К сожалению, наша экономическая политика совершенно другая, и она в принципе не рассчитана на то, чтобы росли несырьевые отрасли. Денежно-кредитная политика также идет во вред индустриализации, предполагая недостаточность длинных денег в экономике и высокие процентные ставки.

В Казахстане в вопросе девальвации борьба элит достигла своего апофеоза. Причем не предлагается никакого анализа, никакой долгосрочной картинки, никаких сопроводительных мер: просто нужна именно одномоментная девальвация тенге на 30-80% (ради сиюминутной политической и экономической выгоды), а в идеале - привязка к курсу рубля, который в ближайшее время собирается ставить новые рекорды «дна». Любой факт трактуется исключительно в пользу одномоментной девальвации («хватай мешки, вокзал отходит»).

Попытки бороться с проявлением этой внутриэлитной борьбы, вставить свое слово, чтобы выиграл средний вариант, компромиссный, а именно: плавная девальвация, - не только воспринимаются как отказ от девальвации в принципе, но также приводят к тому, что тебя тоже включают в поле межклановой борьбы, называя «купленным тайным советником».

Слава Богу, пока это приходит в голову лишь тем, кто сам не имеет имиджа «неподкупного», кто, в отсутствие содержательных аргументов на фоне своей купленности и мнимой командности, ожидаемо скатывается на низкие и презрительные приемы. А стоящие над ними фигуры на 100% знают, что я никогда не подпишусь под мерзкие дела, ибо когда ты способен легко зарабатывать своими знаниями (то есть честным трудом), то все эти пряники (должности, заведение наверх к нужным людям, искусственное расширение твоего влияния) в принципе не имеют ценности. Остается лишь надеяться, что очень скоро вся эта культура уйдет в историю и появится большее число тех, кто сможет найти в себе достоинство не смешивать личное с рабочим, частное - с государственным.

Когда речь идет о плавной девальвации, то имеется в виду, что придется каждый месяц ослаблять курс на определенную величину (можно разбить шаги внутри месяца), которая соответствует скорости 0,5% в месяц при цене барреля нефти в $55-60. По мере её снижения на $5, то есть на 1,5-2%, до отметки $40-45, придется ускоряться на 0,5%, а при отскоке цены на нефть вверх - не укреплять тенге ни в коем случае. В следующие годы наша политика должна быть нацелена только на ослабление, причем каждый год эту скорость надо менять сообразно обстоятельствам. При этом крайне желательно, чтобы были сопроводительные меры (введение защитных мер, перевод валютных кредитов физлиц в тенге, реальная, а не на бумаге очистка плохих кредитов, тенговая гарантия и т.д.), а главное - чтобы была долгосрочная политика по реальному сектору.

Безо всех этих мер есть серьезный риск, что мы ударимся в российский сценарий: когда курс будет выгодным, но промышленность станет стремительно падать, а население - нищать.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю