Государство отчаянно ищет альтернативу нефтяной ренте

20.06.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Новая экономическая политика, обещанная осенью, включает изменения в приватизации, использовании бюджета и Национального фонда. Государство отчаянно ищет альтернативу нефтяной ренте.

Бюджет повернут лицом к населению

Казахстанскую экономику ожидает очень насыщенная осень. Выступая в парламенте по случаю утверждения отчета об исполнении бюджета, премьер-министр Карим Масимов пообещал на осенний период богатый урожай решений и инициатив.

Во-первых, депутатам будут представлены новые Бюджетный и Налоговый кодексы. Бюджетный процесс, по словам премьера, будет сориентирован на то, «чтобы мы могли максимально использовать государственные ресурсы для решения вопросов нашего населения». Сейчас, стало быть, он нацелен на другие вопросы - оценка, может, и невольная, но очень точная.

При этом глава кабмина не уточнил, коснутся ли изменения процедур принятия, реализации и контроля государственных программ – главного инструмента «распила» бюджетных средств. Сейчас это инструмент совершенно неэффективный, поскольку никто не анализирует госпрограммы на предмет качественного изменения отраслей, результативности вложенных средств. Большая часть программ отменяется досрочно, заменяясь новыми, и персональной ответственности за них никто не несет. Целевые показатели госпрограмм формальны, а потому постоянно меняются.

Во-вторых, изменения в бюджетной политике коснутся и использования средств Нацфонда. Это неизбежно, поскольку он уже становится ключевым источником финансирования текущих бюджетных расходов (более 40%). И это заставляет принять решение – то ли мы де-факто интегрируем Нацфонд с бюджетом и признаем, что в период «нефтяной засухи» можем сводить расходы с доходами только за счет резервов, то ли все же вспоминаем, что изначально Нацфонд создавался для другого, и перестаем откровенно его проедать.

Вообще, Нацфонд логично выводить из бюджетных отношений, поскольку он является больше инвестиционным инструментом.

«Волну» приватизации погонят по-новому

В-третьих, осенью планируется представить новые подходы к разгосударствлению экономики. Причем вопрос сейчас уже не стоит о приватизации – высокие руководители в последнее время избегают этого слова – а в целом о приходе частных инвесторов в экономику.

«Я думаю, что более глобальный вопрос - это разгосударствление экономики и привлечение частного инвестора, в первую очередь, казахстанского, национального инвестора в капитал этих компаний для того, чтобы частный инвестор мог контролировать эту работу и стимулировать повышение эффективности», - заявил Карим Масимов.

Перенос акцента с приватизации на разгосударствление неслучаен. Ведь приватизация, по сути, проваливается. В условиях экономического кризиса продать крупные объекты отечественным инвесторам сложно даже по заниженным ценам. И если продолжать играть на понижение, то все завершится либо откровенным демпингом, либо приходом зарубежных инвесторов. А на фоне земельного скандала это приобретет весьма неприятный политический оттенок.

Поэтому очевидно, что правительство сейчас ищет новый формат разгосударствления, чтобы завести частных инвесторов в госкомпании, дабы улучшить их менеджмент. Одновременно это сигнализирует о том, что попытки наладить эффективное управление квазигосударственным сектором собственными силами признаны бесперспективными. Правительство сделает ставку на привлечение частных инвесторов под ГЧП и другие методы стимулирования, вплоть до госзаказов – лишь бы снизить госдолю в экономике. Хотя акцент должен быть на другом – на демонополизации фактической, а не юридической. На самом деле, цель разгосударствления и снижения во что бы то ни стало доли государства априори неправильна. Важно наличие конкуренции на рынке. Она может быть слабой как с государственными компаниями, так и с частными, особенно в случаях, когда доли в сервисных «дочках» передаются частным структурам, подконтрольным менеджменту материнских компаний.

Смена ренты

Наконец, самое главное: осенью ожидается внесение корректив в экономическую политику правительства. По словам Карима Масимова, острая фаза в рыночной конъюнктуре проходит, цена на нефть приближается к $50, и это может затянуться надолго: «Эта новая реальность, в которую мы сейчас вошли, может продлиться достаточно долго».

Похоже, каждое колебание цены на нефть теперь будет именоваться новой реальностью. Однако необходимо отличать изменение экономических условий от ценовой конъюнктуры. Цены на рынке всегда меняются - это константа. И новая реальность вовсе не в том, что баррель становится дороже или дешевле. Она в том, что дальше обеспечивать экономический рост за счет распределения нефтяной ренты невозможно, такая модель себя окончательно исчерпала. Смысл новой экономической политики в том, чтобы найти новую модель роста. Сначала предполагалось добиться его через индустриализацию. Не получилось: оказалось, что она тоже стала механизмом распределения сырьевой ренты. В программе «Нурлы жол» предполагалось прийти к росту через инвестиции в инфраструктуру. Тоже системного эффекта не вышло, поскольку инфраструктура нужна не сама по себе, а для поддержки основных экономических процессов.

Однако новая экономическая политика вряд ли будет связана с поисками новых точек роста. Как следуете из слов главы правительства, речь идет о поиске нового источника финансирования, включая привлечение внешнего заимствования, а также задействование внутренних резервов – Национального фонда, накопительных пенсионных активов, банковской системы. Иными словами, будет обсуждаться замещение нефтяной ренты, но не уход от рентной экономики.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю