Нацбанк вместо Нацфонда: хрен редьки не слаще

26.10.2015

Источник: Курсив.kz

Из-за кризиса Президент запретил дальнейшее увеличение использования Нацфонда. В такой ситуации Правительство быстро сориентировалось и, вместо Нацфонда, для финансирования дыр бюджета и госкомпаний стали использовать Нацбанк. Однако, такая замена источника денег, во-первых, противозаконна, а, во-вторых, приведет к еще худшим, если не катастрофическим результатам.

Недавно глава государства объявил, что наступает настоящий кризис и в связи с этим он запретил использовать деньги из Нацфонда «на строительство новых объектов, а также поддержку, субсидирование плохо работающих предприятий». Как сказал Президент: «в этой ситуации сразу будет видно, какие производства работают эффективно, а какие нет».

Казалось бы, абсолютно правильное решение, особенно с точки зрения финансирования госкомпаний, поскольку их эффективность всегда стоит под большим вопросом. В связи с этим, очень сильное удивление вызвало решение, что теперь вместо Нацфонда для финансирования экономики будет использоваться Нацбанк.

Государственные подарки и повышение налогов

В тот же день, когда глава государства объявил о кризисе и запретил использование Нацфонда, на бирже был выпущен документ, согласно которому Нацбанк профинансирует АО «Самрук-Казына» в тенге на сумму эквивалентную 2.7 млрд долларов США, на срок в 20 лет и по ставке 3% годовых. Такое долгосрочное и сильно субсидированное финансирование будет осуществлено путем покупки Нацбанком облигаций «Самрук-Казына» (далее СК).

Первое, что привлекает внимание – это размер подарка от государства для госкомпании. Если предположить, что рыночная процентная ставка для СК на такой долгий срок должна быть в районе 8%, то этот нацхолдинг, из-за разницы между субсидированной и рыночной ставкой, должен признать у себя доход в размере 55% от суммы финансирования!

Таким образом по самой оптимистической оценке Нацбанк окажет СК безвозвратную финансовую помощь в сумме эквивалентной 1.47 млрд долларов. На самом деле, рыночная ставка для СК (если бы у нас был нормальный финансовый рынок) гораздо выше, с учетом того, что на рынке практически нет ликвидности в тенге и уровень базовой ставки - 16%.

Чем выше рыночная процентная ставка и ниже льготная, тем больший доход на таком финансировании получит заемщик. То есть, на самом деле сумма подарка со стороны Нацбанка для СК гораздо больше. Получается, государство делает подарки на несколько миллиардов долларов для госхолдингов и для некоторых банков и одновременно подымает налоги! Хотя в кризисное время, для стимулирования экономики, это должно быть все с точностью наоборот. То есть, надо прекратить такие подарки и неэффективные госинвестиции, а налоги нужно сохранить на прежнем уровне или даже сократить.

Продолжение поддержки неэффективных госкомпаний

Если за первое полугодие этого года посмотреть результаты работы госкомпаний, входящих в СК, то можно увидеть, что финансовые показатели большинства из них сильно ухудшились. Конечно же, большая часть отрицательных результатов произошла из-за падения мировых цен на сырье, тем не менее, существенная часть негативных изменений произошла из-за неэффективного менеджмента в этих компаниях.

Вспомните очень шумную новость, когда в июне этого года глава СК, Умирзак Шукеев сказал: «Крупная, очень большая проблема — это КазМунайГаз. Компания КМГ, которая перекредитована, сейчас имеет 18 млрд долларов долгов и все, что она зарабатывает, уходит на проценты.» В такой ситуации не надо быть особым специалистом, чтобы понять, что для любой компании такая перегруженность кредитами означает, что у нее неквалифицированный и недальновидный менеджмент.

Из документа, опубликованного на бирже, известно эти большие деньги пойдут от Нацбанк в нацхолдинг именного для того, чтобы снизить эту крайне высокую долговую нагрузку КМГ. То есть, регулятор фактически дает подарок (в доход компании) как минимум на полтора миллиарда долларов, что исправить огрехи неэффективно работающей госкомпании. Что-то это очень плохо согласуется со словами президента, указанными в начале статьи.

Использование Нацбанка вместо Нацфонда – это противозаконно

В законе о Нацбанке говорится, что он является государственным органом, обеспечивающим разработку и проведение денежно-кредитной политики государства, функционирование платежных систем, осуществляющим валютное регулирование и контроль, государственное регулирование, контроль и надзор финансового рынка и финансовых организаций, государственное регулирование функционирования регионального финансового центра города Алматы, содействующим обеспечению стабильности финансовой системы и проводящим государственную статистику.

Это достаточно стандартное определение функций центрального банка страны, которое соответствует международным стандартам. Единственное серьезное отличие – это то, что в мировой практике чаще всего функция регулирования и надзора финансовых организаций отделена от функций центрального банка. Но, самое главное, в законе о Нацбанке нет статей, разрешающих ему заниматься: во-первых, долгосрочным финансированием экономики, а, во-вторых, субсидированием отдельных организаций на рынке (за счет ставок гораздо ниже рыночных). Здесь стоит отметить, что, если не смотреть на закон, ни один авторитетный центральный банк в мире не занимается такими делами.

Необеспеченная эмиссия тенге крайне вредна экономике

Другим большим злом таких действий Нацбанка является то, что прямое кредитование экономики регулятором, является необеспеченной эмиссией денег в экономику. Такая эмиссия подобна финансовому наркотику - она на время снимает боль и тревогу, но затем порождает еще худшую экономическую ситуацию в любой экономике, а особенно в открытой, сырьевой и импортозависящей экономике как у нас.

Это азбучная истина – избыточная эмиссия вредна. Нацбанку легко напечатать дополнительные деньги. Но рынок сразу определит истинную цену этим деньгам, отреагировав на их появление скачком цен и резкой девальвацией нацвалюты.

Трансферты из Нацфонда в экономику страны - это тоже эмиссия денег, но эта эмиссия находится под четким контролем. Все такие трансферты характеризуются переводом валюты из Нацфонда в валютные резервы Нацбанка, и размер обоих дает возможность оценить риск таких трансфертов для экономики. Также трансферты из Нацфонда поступают в госбюджет, который утверждается парламентом и его использование проверяется счетным комитетом.

В свою очередь, избыточную эмиссию денег, осуществляемую Нацбанком очень тяжело контролировать. Особенно в случае, когда независимость регулятора только на бумаге, а также, когда такие вливания в экономику происходят вне бюджета. В такой ситуации у правительства есть большой соблазн латать дыры бюджета и госкомпаний за счет эмиссии денег Нацбанком.

Как мы видим на примере с облигациями «Самрук-Казына», именно по такому пути решило пойти правительство, а Нацбанк не смог ему отказать, несмотря на то, что это напрямую противоречит новой денежно кредитной политике. Это крайне опасное начинание этих двух государственных органов.

Государственное субсидирование также очень вредно экономике

На сегодня Нацбанк впереди (или позади) планеты всей. Мало того, что остается не понятным в чем заключается денежно кредитная политика Нацбанка на практике, так он еще стал заниматься долгосрочным кредитованием экономики по ставке в 5 раз ниже чем базовая ставка, установленная им самим.

Недавно объявленная новая денежно‐кредитная политика, основанная на режиме инфляционного таргетирования и свободно плавающем курсе, никак не совместима с субсидированным госкредитованием отдельных рыночных агентов. Например, недавно была установлена базовая процентная ставка для банков на уровне 16% годовых. Это было сделано для того, чтобы того чтобы снизить объем тенге в экономике, и таким образом защитить курс тенге от дальнейшей девальвации. При этом, такая высокая базовая ставка практически напрямую подымает ставку по кредитам для коммерческих предприятий и физических лиц.

В такой ситуации возникает вопрос. Зачем в середине этого года нужно было давать отдельным банкам длинные деньги на сумму 380 млрд тенге (250 млрд из Нацфонда и 130 млрд из Нацбанка) по 3% годовых (это более чем в два раза ниже инфляции)? Мало того, что банки обогатились на таком субсидированном кредитовании, также, на фоне девальвационных ожиданий, такие дешевые деньги оказали бешенное давление на курс тенге. Именно во многом из такого субсидированного госкредитования банков и госкомпаний, в августе этого года произошла такая резкая девальвация нацвалюты и тенге до сих пор никак не может сбалансироваться.

В целом можно сказать, что монетарная политика, основанная на свободно плавающем курсе полностью зависит от глубины развития рыночных отношений как на финансовом рынке, так и во всей стране в целом. О каком развитии рыночных отношений можно говорить, если большинство организаций могут получить на рынке деньги от 16% и выше, а отдельные участники того же самого рынка получают «подарки» от государства под 3% годовых!

Государство грозится, что оно дает эти деньги для развития производства и прочих «правильных» нужд и оно строго контролирует куда пошли государственные деньги. Однако все это просто слова. Как только такое госкредитование попало на счет любой организации, то это значит, что дешевые деньги попали в экономику и их негативное влияние на инфляцию и девальвацию уже будет однозначным.

Также, государственное субсидирование ограничено и его получателями являются единицы. Поэтому в этой схеме всегда будет присутствовать коррупционная составляющая или сокрытие ошибок правительства. В такой ситуации всегда будут «избранные» получатели субсидий, которые имеют определенные связи госструктурах, или которые умеют платить «под столом».

Примечание. Автор подчеркивает в письме в редакцию, что изложенное им является только его личной точкой зрения

Мурат Темирханов, финансист
Возврат к списку новостей

Рекламодателю