Процесс дедолларизации в Казахстане затянут

02.09.2015

Источник: КАПИТАЛ

После того как 20 августа тенге был отпущен в свободное плавание, председатель Национального банка РК Кайрат Келимбетов говорил в СМИ, что в России переходу на инфляционное таргетирование предшествовала дедолларизация экономики. Этот процесс длился в течение 5-7 лет, уровень валютных депозитов в банковской системе России сейчас не превышает 20-25%. В Казахстане – наоборот: сначала был введен плавающий курс тенге, после этого будет проводиться политика дедолларизации.

Насколько казахстанская последовательность действий более эффективна?

Жарас Ахметов, директор компании Oil Gas Project, говорит, что не слышал об особых успехах России в области дедолларизации и инфляционного таргетирования. «В тех условиях, в которые сейчас поставлена Россия, сравнивать российскую и казахстанскую кредитно-денежную и валютную политику несколько странно», – уверен он.

«Я бы назвал стратегию Национального банка шоковой терапией. Процесс дедоларизации мы откровенно затянули. И теперь пожинаем плоды этого промедления», – продолжает тему Евгений Кочетов, экономист, автор книги «Слова, которые изменили Казахстан». По его мнению, в такой ситуации радикальность была единственным выходом – как пробуждение человека, который никак не может проснуться, ушатом холодной воды. «Да, жестоко, но это самое действенное решение в этом случае. В России экономических агентов приводили в сознание постепенно. Какой подход эффективнее – думаю, мы узнаем очень скоро», – считает аналитик.

Не в стоимости дело

Вполне можно предположить, что отмена коридора для тенге может сделать процесс дедолларизации менее болезненным: за счет того, что доллар стал более дорогим, экономика и ее субъекты естественным образом уйдут от привязки к этой валюте. Либо стоит ожидать обратного эффекта?

Отвечая на этот вопрос, эксперты разошлись в оценках. Жарас Ахметов считает, что неподготовленный переход к плавающему курсу сильно затруднил процесс дедолларизации, а заодно подорвал доверие к тенге. Евгений Кочетов уверен: если Национальный банк действительно даст тенге двигаться свободно, это однозначно подтолкнет экономику к дедолларизации. «Устанавливать цены в долларах на машины и квартиры не будет смысла, а это уже многое даст, ведь сберегают в той валюте, в которой осуществляют покупки», – аргументирует свою позицию спикер. По его словам, дело не в дороговизне доллара. «Иностранец» резко дорожал у нас не один раз, и, как мы видим, это не отпугивало никого. Думаю, плавающий курс действительно может подстегнуть экономику. Хотя бы в части того, что цены в долларах устанавливать теперь будет сложнее», – добавляет он.

Обороту тенге нужен стимул

В начале этого года в Казахстане был принят план дедолларизации экономики на 2015-2016 годы. Он включает три направления. Суть первого в обеспечении макроэкономической стабильности, второе касается развития безналичных платежей и сокращения теневого оборота, третье посвящено усилению национальной валюты по сравнению с иностранной.

Деловой еженедельник «Капитал.kz» попросил экспертов прокомментировать, какими мерами – принимаемыми и потенциально возможными – можно снизить зависимость Казахстана от зеленой валюты.

«В первую очередь необходимо доверие населения к национальной валюте. И успехов в этом направлении мы не видим», – констатирует Жарас Ахметов. Он видит «спасение» в развитом финансовом рынке, развитом промышленном производстве, в необходимости Казахстану найти свое место в международной системе разделения труда.

Экономист Шамиль Дауранов самой главной мерой по обеспечению дедолларизации называет доверие к экономической политике правительства и центрального банка – это очевидно. В условиях больших колебаний мировых цен на нефть, газ и металлы курс тенге без поддержки со стороны Нацбанка будет нестабильным. «Административными мерами, такими, как установление низкой процентной ставки на депозиты, эту проблему не решить. Нужны как минимум стабильность банковской системы и симулирующие меры по обороту тенге», – уверен спикер. Отметим, что с 1 января этого года рекомендованная ставка по валютным вкладам была снижена с 4% до 3%.

Евгений Кочетов уверен: нужно что-то делать с обменными операциями, которые «доступны для всех». По словам эксперта, в этом вопросе интересен опыт северного соседа. Там в обменных пунктах, не относящихся к банкам второго уровня, взимается комиссия за совершение валютных операций. Это заставляет человека задуматься, «стоит ли игра свеч». В качестве еще одного инструмента аналитик называет установление более высокой гарантии на сумму вклада в тенге, по сравнению с гарантией на валютный вклад. Такой инструмент в Казахстане уже применяется. В апреле этого года государственная гарантия по депозитам физических лиц в национальной валюте была увеличена с 5 млн тенге до 10 млн тенге, при этом по валютным вкладам она осталась без изменений (5 млн тенге).

Вместе с тем Евгений Кочетов считает, что в вопросах отказа от доллара нет ничего лучше финансовой грамотности населения. Эксперт предлагает вспомнить о буме дедолларизации в Азии в 2013 году. Тогда в Южной Корее депозиты в юанях выросли за год в 55 раз: по депозитам в воне и долларе ставки были низкие, по вкладам в юане – высокие, поэтому юань виделся прекрасным инструментом сбережения денег и сохранения их от инфляции. «Если бы население Казахстана обратило внимание на фунт стерлингов, а не на доллар, то смогло бы значительно успешнее сберечь свои накопления», – высказывает мысль спикер.

Когда теория сходится с практикой

Как указывалось выше, одно из направлений плана дедолларизации – обеспечение макроэкономической стабильности. Насколько возможно достижение этой цели в условиях свободного курса нацвалюты и низких цен на нефть? Говоря об этом, Жарас Ахметов отмечает: на макроэкономическую стабильность в первую очередь влияют цены на нефть. «Сегодня они падают», – это иллюстрация и вывод «в одном флаконе».

Макроэкономическая стабильность предполагает обеспечение оптимальной сбалансированности государственного бюджета и платежного баланса страны. «В условиях низкого уровня мировых цен на основные статьи казахстанского экспорта и деформированной производственной структуры экономики обеспечить это можно за счет резкого сокращения бюджетных расходов по всем направлениям. Выполнить этого мы не можем, так как приняли на себя много обязательств перед мировым сообществом», – объясняет Шамиль Дауранов. К тому же, добавляет он, все верят, что накоплений Нацфонда хватит на долгие годы, и не хотят жертвовать своим социальным уровнем ради достижения макроэкономической стабилизации на значительно низком уровне жизни, чем это было в последние годы.

Как отмечает Евгений Кочетов, важнее не свободно плавающий курс, а то, ради чего в том числе все это делается – инфляционное таргетирование. «Достижение макроэкономической стабильности посредством инфляционного таргетирования не только возможно, но и является наиболее эффективным режимом денежно-кредитной политики с точки зрения практики и монетарной теории», – говорит аналитик. Аргумент – заключение, сделанное учеными-макроэкономистами на основе мирового опыта. Заключение таково: центральный банк не может увеличить выпуск, снизить безработицу или повлиять на реальный обменный курс в средне- и долгосрочной перспективе в обмен на более высокий уровень инфляции. В долгосрочном плане результатом его действий может быть только более высокая инфляция, а выпуск и занятость останутся на своем естественном равновесном уровне. «Именно это является основным аргументом в пользу инфляционного таргетирования, которое посредством целенаправленных действий центробанка на сдерживание инфляции в четком коридоре способно обеспечивать макроэкономическую стабильность», – говорит спикер. Такая «схема», отмечает он, эффективна только при правильной работе в этом режиме. «И да, это тот редкий случай, когда теория сходится с практикой», – заключает Евгений Кочетов.

Елена Тумашова
Возврат к списку новостей

Рекламодателю