Второе рождение тенге

16.11.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

В воскресенье, 15 ноября, исполнилось 22 года национальной валюте Казахстана. О том, как создавался тенге, рассказывает журналист, директор книжного издательства «Экспо» Маралбек Макулбеков.

Летом 1993 Кайрулла Габжелелов летал из Лондона в Алматы, сидя на груде денег. Транспортные самолеты «Ил-76» партиями по 40 тонн перевозили в Казахстан банкноты, отпечатанные на фабрике фирмы Harrison & Sons limited («Харрисон и сыновья»). И художник, который участвовал в разработке эскизов тенге и контролировал их печать, иногда добирался домой, сидя в грузовом отсеке самолета на ящике новой валюты. (Впрочем, в тот момент в больших фанерных ящиках перевозили, по сути, не деньги. Платёжным средством в Казахстане оставался советский рубль, от которого уже отказались все республики бывшего Союза. Мы переживали гиперинфляцию, пользуясь деньгами несуществующей страны, которые теряли покупательскую способность буквально на глазах, пока, в конце концов, почти все граждане страны не превратились малообеспеченных миллионеров). Лишь когда Национальный банк нашей республики 15 ноября 1993 ввел тенге в обращение, банкноты с портретами великих людей степи превратились в наличные деньги.

* * *

Подготовка к введению национальной валюты началась в конце 1992. Из соображений секретности создание эскизов поручили казахстанским художникам и дизайнерам. Образцы тенговых купюр были утверждены Национальным банкома РК 27 августа 1992. А на следующий день четверо казахстанских художников вылетели в Лондон.

Кайрулла Габжалелов будто специально всю жизнь готовился для выполнения этой миссии. Он работал архитектором и специализировался как художник-оформитель. Много лет оттачивал мастерство каллиграфа, работая по заданиям ЦК Компартии Казахстана. Оказалось, что дизайнеру банкнот нужна совокупность именно этих навыков – опыт художника, рисующего плакаты и внимание к самым мелким деталям. И, наконец, к моменту, когда наша страна обрела независимость и ей потребовалась своя валюта, он создал собственную проектную фирму и успел заработать приличные деньги. А потому небольшой «десант» художников - Тимура Сулейменова, Мендыбая Алина и Агымысалы Дузельханова - смог вывезти в Англию за свой счет.

* * *

Группе художников и дизайнеров пришлось изучить не только технологию производства банкнот, но и историю денег. Они попутно узнали, что к тому времени, когда наш далекий предок Атилла по своему усмотрению кроил карту Европы, на его родине уже был алфавит, так называемые «орхоно-енисейские рунические письмена». И что предки наши предки не только писали письма потомкам на скалах. Они вели торговлю со всем миром: один из маршрутов Великого шёлкового пути проходил по нашей земле. И на территории древнего Казахстана деньги существовали издавна. Причем речь идет именно о деньгах, а не примитивном товарообмене. Древние монеты обнаружены учеными на территории Казахстана при раскопках городов Отрар, Тараз, Туркестан, Баласагун, Суяб. Их изготавливали вручную из меди, серебра, бронзы, золота. На монетах, как правило, изображался родовой знак - тамга и титул правителя.

Само название «тенге» укоренилось в языке настолько, что даже советские рубли в быту казахи называли тенге – «бир тенге», «он тенге». И если бы археологи не нашли тысячи материальных подтверждений при изучении древних городищ, логика подсказывает: то, что не существовало, не могло иметь имени. Наша валюта как бы веками ждала своего часа, чтобы возродиться.

* * *

Изготовление денег доверили почтенной английской фирме c четырехсотлетней историей Harrison & Sons limited. Банкнотная фабрика была расположена в 30 км от Лондона. (О фабрике приходится говорить в прошедшем времени. Эта небольшая фирма смогла «перехватить» казахстанский заказ у могучих конкурентов. За это её разорили, и фабрика была продана за один фунт стерлингов. Все сотрудники остались без работы. Легко трудоустроились только гравёры, потому что это уникальная, штучная профессия: мастеров готовят два почти два десятилетия, прежде чем доверить им изготовление матриц).

Интересная деталь. Фабрика работала, выпуская деньги для нескольких стран, почтовые марки, паспорта, а въезд на территорию режимного по нашим понятиям объекта… оставался открытым! Уж очень законопослушная страна Англия, где в маленьких городках преступности почти нет. В конце 1992, перед тем как принять представителей Казахстана, Джеф Стюарт, генеральный директор фирмы, лично позвонил охране и приказал опустить шлагбаум…

***

Когда казахстанские художники приступили к работе над банкнотами, выяснилось, что их домашние заготовки не подходили под технические требования. Купюры пришлось перерисовать много раз. Впоследствии от первоначального замысла остались только портреты. Пришлось заново рисовать каждый элемент дизайна. Причем каждую деталь, каждый штрих – отдельно. Это была изматывающе кропотливая работа. Потом компьютерщики сканировали рисунки и совмещали их по-особому, чтобы получить практически невоспроизводимый цвет. А времени художникам дали в обрез. За несколько месяцев предстояло подготовить и отпечатать все купюры от 1 до 5000 тенге. Для сравнения, английский фунт рисовали шесть лет. По году-два уходит на подготовку всего одной банкноты в любой стране. Так что тенге создавался реактивными темпами, в условиях цейтнота. Ответственность на казахстанских дизайнерах давила колоссальная. Ведь изготовление денег, помимо чисто технических проблем, связано с огромными расходами, поскольку банкноты печатаются миллиардными тиражами. Только степени защиты стоят миллионы долларов. Каждая деталь имеет под собой финансовую основу. Микротекст, цвет, формат, водяные знаки. Чем лучше защита, тем больше приходится платить за производство банкнот.

***

Однажды Кайрулле Габжалелову пришлось затребовать письменное подтверждение своих полномочий. Дело было так. Руководители банкнотной фабрики, невзирая на свою четырехвековую репутацию, решили подхалтурить на «диких», по их понятиям, казахах. Когда ему показали первые образцы банкнот от одного до пяти тенге, художник остолбенел. Краски бледные, микротексты крупные. Естественно, он возмутился, заявил, что в Казахстане лотерейные билеты приличнее выглядят. Главный менеджер фабрики Джон Брайс Гивен решил поставить его на место: вы, мол, художник, не ответственное лицо, не вам решать. Пришлось звонить заместителю председателя Нацбанка. Члены правления созвали совещание и выслали факс за подписью первого председателя Галыма Байназарова, подтверждающий полномочия Габжалелова в качестве представителя заказчика - Национального банка Казахстана. А по телефону устно передали: если англичане не будут прислушиваться к замечаниям, собирайте чемоданы и отправляйтесь в другую фирму. (За казахстанский заказ боролись сразу несколько банкнотных фабрик). Это был единственный инцидент за все время работы. В дальнейшем фирма доказала, что не зря во всем мире словосочетание «английское качество» стало расхожим выражением. Начиная с 10-тенговой купюры претензий не было. Микротекстов не видно, толщина линий составляла всего 30-40 микрон, их можно было разглядеть только в сильную лупу. А самая лучшая по качеству купюра – 200 тенге.

* * *

Затем началась доставка денег в хранилища, когда художник частенько возвращался домой верхом на деньгах.

Самолет «Ил-76» Шымкентской авиакомпании, что называется, на одном крыле, с учётом попутного ветра тянул до первого казахстанского аэропорта, чтобы не садиться с деньгами в России. Затем дозаправка – и перелет в Джамбул или в Алматы.

В общей сложности на перевозку денег ушло почти два месяца.

* * *

Однажды секретность перевозок едва не была нарушена из-за одного чиновника таможни Актау. Как-то в два часа ночи председателю Национального банка Казахстана Галыму Байназарову позвонил его заместитель Мирсултан Турсунов. Оказывается, в аэропорту Актау, где самолет сел для дозаправки, таможенный офицер проявил чрезмерное рвение и решил вскрыть контейнеры с деньгами, хотя сопровождающий показал документы, оформленные на спецгруз, не подлежащий досмотру. Груз был адресован правительству Казахстана. Ретивый дозорный, тем не менее, настаивал, и работники Нацбанка не смогли его убедить. Поскольку дело происходило ночью, других представителей местной власти в аэропорту не было.

Главный банкир страны среди ночи позвонил акиму области, благо они были знакомы. Он объяснил, что нужно немедленно отправить груз без досмотра, ибо в противном случае всех ждут большие неприятности. Добавил также, что большего сказать не имеет права. Глава области понял, что груз важный, хотя и не знал, что в самолете везут новую валюту, и дал команду выпустить самолет из аэропорта.

* * *

С доставкой денег связан еще один случай. Однажды самолет прилетел в Лондон, но погрузочный механизм на его борту не работал. Летчики отказались грузить деньги вручную. И тогда руководители банкнотной фабрики Синклер и Гибен, а также зампред казахстанского Нацбанка скинули пиджаки. Погрузчики аэропорта подали ящики наверх, к бортовой двери. И они втроём с помощью тележек разместили внутри самолета сорок тонн денег. Работали они более 4 часов, а экипаж сидел, курил и смотрел, как финансисты осваивают новую профессию. Причем, одному из «грузчиков», Гиббену было уже за 60…

* * *

Фирма «Хариссон и сыновья» за свой контракт с Казахстаном была удостоена награды, которая называется «Королевское награждение за экспортные достижения». Оно дается компаниям, которые свершили что-то необычное, незаурядное. Получивший награду может изображать ее на своих товарах, фирменных бланках, официальных бумагах в течение пяти лет. Но фирма, повторюсь, столько не протянула.

* * *

Остается добавить, что Кайруллу Габжалелова на дни рождения тенге не приглашают. Но он считает, что ему крупно повезло. Художников в Казахстане много, есть и классом выше. Но именно он долгие годы рассчитывался за покупки «своими» купюрами. А главное, ему удалось принести родине практическую пользу, в трудные годы, когда рушилась на глазах финансовая система государства. Это дает моральное удовлетворение, которое дороже любых денег. Даже тех, что нарисованы собственноручно.

Маралбек Макулбеков
Возврат к списку новостей

Рекламодателю