Налоговая удавка

03.12.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

В последнее время в прессе и соцсетях высказывается мнение, что в условиях кризиса государство вознамерилось выжать из казахстанцев все соки. Особенно страдает бизнес-сообщество, которое власти рассматривают, как бы грубо это ни звучало, в качестве дойной коровы.

И дело даже не в сумме налогов, хотя это тоже важно, а в процедурах, которые дают повод полагать, что фискальные службы денно и нощно изыскивают способы усложнить людям жизнь. Возьмем, к примеру, процедуру возврата налога на добавленную стоимость (НДС), для чего используется так называемая система управления рисками. По её результатам создается аналитический отчет «Пирамида», по которому проверяется не только контрагент проверяемого субъекта, но и его дальнейшие поставщики и покупатели вплоть до пятого колена. И любые выявленные у них нарушения становятся основанием для невозврата НДС. Более того, вся сумма нарушений предъявляется тому, кто подаёт на возврат НДС! Получается, что налоговые органы снимают с себя ответственность, заставляя добросовестных налогоплательщиков отвечать за недобросовестных. Но как может предприятие проверить, с кем работал или работает его поставщик или покупатель? Почему налоговики не ведут работу по взысканию задолженности напрямую с нарушителей?

Похожая ситуация складывается с некоторых пор и при уплате корпоративного подоходного налога (КПН). Налогоплательщики все чаще получают из Комитета госдоходов письма с предложением доплатить КПН, так как по системе управления рисками выявлено некая фирма, которая может быть признана лжепредприятием. При этом она даже не состоит в прямых взаимоотношениях с искомой компанией. Да и решения суда о признании её лжепредприятием еще нет – дело находится на стадии рассмотрения. Но, во-первых, возникает вопрос о презумпции невиновности: пока решение суда не вступило в законную силу, говорить о том, что это лжепредприятие, и уж тем более вынуждать кого-то отказаться от сотрудничества, незаконно. Во-вторых, с какой стати налоговики вмешиваются в работу частных компаний, диктуя, с кем им работать?

То, как государство относится к бизнесу, лучше всего видно на примере нефтяной отрасли, которая всегда была залогом экономического процветания нашей страны. К примеру, на днях правительство увеличило в 2,3 раза ставки акцизов на передачу бензина, являющегося продуктом переработки давальческого сырья. Казахстанцы опасались, что пропорционально возрастёт и стоимость бензина, но это не так – львиная доля расходов в любом случае ложится на отечественных производителей. А самое обидное, что импортное топливо по-прежнему облагается низкой ставкой акциза.

Ещё одна проблема, о которой уже не раз говорилось – это ставки экспортной таможенной пошлины, которые остаются на том же уровне, что и в 2013, когда нефть марки Brent стоила $109 за баррель. Для сравнения – сегодня Brent торгуется возле отметки $44 за баррель. И о какой доходности международных операций с нефтью и нефтепродуктами можно говорить при таком несоответствии? При этом недропользователи изо всех сил старались не допустить сокращения штата сотрудников. Но долго в одиночку тянуть лямку социальной ответственности днях они не смогут: на днях министр энергетики Владимир Школьник в ходе селекторного совещания правительства предупредил о возможном сокращении 40 тыс. нефтяников. Чем это может обернуться для государства, даже страшно себе представить!

С января 2016 на нефтяников свалится еще одна напасть – все резервуары производителей нефтепродуктов, нефтебаз и заправочных станций, осуществляющих оптовые поставки, должны быть оснащены контрольными приборами учета (КПУ). Причём устанавливать это оборудование они должны за свой счёт, что влечёт за собой немалые расходы. Сегодня объекты, готовые начать отгрузки с применением КПУ, можно пересчитать по пальцам – а ведь 1 января не за горами. При этом до сих пор нет ни техрегламента, ни программного обеспечения. И чего в такой ситуации нам ждать в новом году? Существует угроза приостановки отгрузок нефтепродуктов, затоваривания производственных мощностей отечественных НПЗ и их остановка. А в конечном итоге – отсутствие предложения на рынке ГСМ и дефицит.

У общества всё больше складывается впечатление, что нынешняя фискальная политика государства представляет прямую угрозу для предпринимательства. В условиях рецессии мировой экономики, когда по идее все должны поддерживать друг друга, мы наблюдаем лишь отсутствие гибкости и понимания со стороны налоговиков. И о какой привлекательности инвестиционного климата может идти речь? Вопрос, к сожалению, риторический.

Иван Жуков
Возврат к списку новостей
Seny
03.12.2015 13:42
А что только про бизнес физиков тоже несчадно пресуют. Моей жене вообще выставили на квартиру которую ей подорила мать налог чужого человека. Потому что фамилия человека совпала с фамилией её матери типа она дочь а разнеца в возрасте 2 года :D.
На запрос по исправлению их ошибки они нечего не делают. Говорять найдите того человека приведите и мы на него коректно налог переведем я где стоял там чуть от смеха не упал. После этого случая хочеться сказать какие у нас налоговые ОРГАНЫ 8).

Рекламодателю