Теория валютного заговора. А был ли валютный заговор в стране?

12.11.2015

Источник: Капитал.kz

Экономическая ситуация, в которой сегодня оказался Казахстан – последствия мировой нестабильности, падения цен на нефть, снижения экономического роста в Китае и низкого курса рубля у наших соседей. Вкупе к этому лоббирование проведения девальвации со стороны некоторых предпринимателей и политические интересы определенных групп. Такова официальная позиция многих экспертов, аналитиков и чиновников. «Капитал.kz» попытался выяснить, а был ли валютный заговор в стране?

Экономист Денис Кривошеев считает, что никакого валютного заговора не было, зато дисбаланс был. Вместо его устранения, полагает он, Нацбанк пошел на поводу политических соображений, а не экономических. Оценивая нынешнюю ситуацию, эксперт отметил, что сегодня страна находится в комфортной зоне.

«Нам осталось пройти только пару шагов. В первую очередь, это касается паритета с рублем. Некоторые экономические теоретики говорят, что он не нужен, но мы видим, что ситуация складывается таким образом, что российский товар при дисбалансах становится доступнее. Сегодня я вижу прекращение экспансии дешевого российского товара, что, несомненно, является победой всех, кто в этом участвовал», – отметил Денис Кривошеев. При этом он добавил, что понимает, что люди всегда заботятся о своем кошельке, но иногда нужно понимать, что общественное важнее частного и это правило надо соблюдать. «В своих комментариях я говорил, что когда нам придется выровнять курс, у нас будет исчерпан отложенный спрос и экономику будет нечем пополнять, потому что люди израсходуют свои сбережения. И мы видим исполнение этого сценария»,– подчеркнул Денис Кривошеев. Касательно свободно плавающего курса экономист отметил, что «в этом я вижу абсолютную победу здравого смысла над какими-то политическими интригами, которые творил в последнее время бывший председатель Национального банка».

Если в отсрочке проведения девальвации Денис Кривошеев винит Нацбанк и его экс-главу, то политолог Досым Сатпаев считает, что основной причиной отсрочки стали президентские выборы. По его словам, в Казахстане грань между политическими и экономическими решениями слишком тонка и зачастую не ясно, где за экономическими решениями стоят политические интересы. «И если говорить о таком финансовом инструменте, как девальвация, в условиях Казахстана при ее проведении нужно учитывать и политический фактор. Если посмотреть на последнюю девальвацию, которая была проведена с участием Национального банка, весомую роль с точки зрения определения даты ее проведения сыграли именно политические мотивы, в частности решение о проведении досрочных президентских выборов. В конце прошлого года, насколько известно, казахстанский бизнес активно лоббировал необходимость проведения девальвации, ссылаясь на ситуацию в России и низкий курс рубля.

Одновременно в политических кругах обсуждался вопрос о том, когда целесообразно проводить президентскую выборную кампанию – в досрочном порядке – первой половине 2015 года или в 2016 году», – подчеркнул Досым Сатпаев. Когда же, по его словам, было принято решение провести выборы – это отодвинуло сроки перехода на свободно плавающий курс.

Политолог повторил, что если речь идет о таких непопулярных мерах, как девальвация, то опять сыграл свою роль политический фактор и этот вопрос затянули, решив реализовать его после президентских выборов. «Но и здесь опять же возник сложный момент: после президентских выборов глава государства сказал, что ситуация находится под контролем, как и курс тенге. Тогда же он отметил, что будет соблюдаться валютный коридор и каких-то серьезных изменений не ожидается. Выходит, что, скорее всего, президента неверно информировали те структуры, которые отвечают за финансово-экономические прогнозы или мониторинг текущей ситуации», – отметил Досым Сатпаев. В доказательство этому – то, что через пару месяцев были приняты абсолютно противоположные меры.

«Здесь мы сталкиваемся с другим риском, что внутри государства не очень эффективно работает информационная петля. То есть те структуры и люди, которые принимают решения, часто оперируют искаженными данными», – подчеркнул Досым Сатпаев. Именно слабые прогностические функции в правительстве и Нацбанке привели к тому, что руководство страны делало противоречивые заявления с интервалом в несколько месяцев. Это ударило по имиджу власти, добавил политолог.

По мнению Максима Лихачева, научного сотрудника Уральского центра РИСИ (Екатеринбург), длительная отсрочка перехода Казахстана на плавающий курс национальной валюты и дорогостоящее искусственное поддержание стоимости тенге – наиболее спорный шаг прежнего руководства Нацбанка РК. «В интересах социальной и политической стабильности было принято решение о максимально возможном по времени сохранении фиксированного курса, несмотря на его несоответствие рыночной стоимости тенге, внешнеэкономическим реалиям и потребностям местных производителей, в особенности экспортеров», – отметил Максим Лихачев. Он уверен, что переход к новой валютно-финансовой политике был неизбежен и объективно необходим. «Об этом до решения августа 2015 года говорили не только в экспертном сообществе. В условиях фиксированного курса тенге со значительными проблемами столкнулись предприятия нефтегазовой и металлургической отраслей. Под давлением подешевевших российских и белорусских товаров существенно снизились конкурентные позиции и местных производителей, ориентированных на внутренний рынок. Казахстану крайне сложно было сохранять неизменно стабильным курс национальной валюты в условиях практически обвальной девальвации российского и белорусского рублей – денежных единиц ключевых партнеров РК по евразийской интеграции», – считает эксперт.

«Казахстанский тенге можно отнести к категории так называемых «товарных» валют, среди которых также бразильский реал, канадский, новозеландский и австралийский доллары, норвежская крона, российский рубль. В условиях нестабильности сырьевых рынков все указанные валюты остаются волатильными под влиянием внешних факторов», – говорит Максим Лихачев. Тенге здесь, по его словам, не станет исключением. Потому нет ничего экстраординарного в той ситуации, в которой сегодня оказался Казахстан. Теперь экономике республики придется адаптироваться к новым условиям хозяйствования.

Эксперт также рассказал о том, к чему готовиться Казахстану. «Учитывая структурную близость экономик России и Казахстана, а также тесную интеграцию двух стран в рамках ЕАЭС, есть все основания ожидать развития событий, связанных с тенге, по российскому сценарию. Как и рубль, казахстанская валюта будет подвержена высокой волатильности под влиянием внешних факторов. Среди последних: цены на сырьевые товары (нефть, газ, металлы), стоимость доллара на глобальном валютном рынке, курсовая динамика рубля», – пояснил Максим Лихачев.

«Не стоит опасаться обвального обесценения казахстанского тенге: фундаментальных экономических предпосылок к тому нет. Казахстанская экономика, несмотря на неблагоприятную внешнюю среду, демонстрирует ограниченный рост. Местные финансово-промышленные группы не лишены доступа к международному заемному капиталу (как в России), промышленности доступны зарубежные технологии, отсутствуют санкционные ограничения на импортно-экспортные операции», – отметил эксперт. Корректировку же курса в рамках заданного коридора сможет обеспечить Национальный банк РК посредством общепринятых в мировой практике механизмов (валютные интервенции, ставка рефинансирования, банковские резервы), что в последнее время и делает регулятор.

По мнению Дениса Кривошеева, для повышения доверия к тенге ничего делать не нужно, потому что все уже сделано. Он считает, что справедливая стоимость валюты – это первый шаг к доверию.

Максим Лихачев со своей стороны уверен, что восстановить доверие к тенге сможет только взвешенная линия регулятора, ориентированная на поддержание относительно стабильного курса нацвалюты и сокращение долларовой зависимости национальной экономики. Последнее касается уже целей стратегического плана: ослабление сырьевого крена в казахстанском экспорте, развитие собственного производства, повышение конкурентоспособности местных предприятий. «Решение этих задач возможно путем углубления интеграции в рамках Евразийского экономического союза, развития кооперационных связей, в том числе на уровне приграничного сотрудничества, с партнерами по ЕАЭС», – подчеркнул научный сотрудник Уральского центра РИСИ.

Касательно рекомендаций он отметил, что ввиду перехода к плавающему курсу тенге заметно изменились условия хозяйствования в республике. «Теперь и населению и бизнесу нужно привыкнуть жить в условиях высокой волатильности нацвалюты. Важно избавиться от психологической зависимости от любых колебаний на валютном рынке. Для этого необходимо руководствоваться ставшим уже незыблемым для большинства россиян правилом: копи деньги в той валюте, в которой зарабатываешь и тратишь», – сказал сотрудник РИСИ. По его словам, дедолларизация национальной экономики и, в первую очередь, общественного сознания – верное средство повышения доверия к казахстанскому тенге и обеспечения стабильности сбережений граждан. Нельзя признать здоровой ситуацию, когда до 80% вкладов населения хранится в иностранной валюте.

Досым Сатпаев считает, что в очередной раз то, что произошло с национальной валютой, и те решения, которые принимает государство в течение последнего года, лишний раз подчеркивают, что оно не очень надежный игрок. «С учетом того, что за последние годы государство перетянуло на себя очень много полномочий. И по сути сейчас является главным участником экономических и финансовых процессов в нашей стране. То есть понятно, что все козыри в его руках. Поэтому рассчитывать на то, что со стороны государства и чиновничьего аппарата будет честная игра – наивно», – отметил экономист. В этой связи он считает, что и граждане, и бизнес должны понимать, что спасение утопающих дело рук самих утопающих. К тому же, по его мнению, бизнесу необходимо переформатировать свою сферу деятельности и понять, как можно работать в иных условиях. «Может сделать ставку на те сегменты экономики, которые в будущем не будут связаны с сырьем, госзаказами и государственными тендерами, и заняться инновационным бизнесом, о котором так много говорят», – отметил Досым Сатпаев.

К тому же, по его предположению, экономику Казахстана в будущем будут двигать не крупные госкорпорации, а частные инициативы в сфере бизнеса, причем в большей степени связанные с инновациями. Однако, он отметил, что бизнесу необходимы стабильная политическая обстановка и отсутствие вмешательства чиновников.
Возврат к списку новостей
Seny
12.11.2015 14:10
Все понятно наши привыкли иметь 300% прибыль а тут Российские товары всего со 100% пеерплатой вот и сделали что бы для людей не было дешевых товаров ни Российских не Белларуских и вообще ни каких дешевых товаров не было :)
Бабайка
12.11.2015 14:42
Просто моральные уроды.

Рекламодателю