Худшие времена на рынке нефти позади?

06.06.2016

Источник: Kapital.kz

Прошедшее официальное заседание Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК) не принесло рынку никаких изменений: квоты на добычу и тема «заморозки» остались без изменений (впрочем, далеко не все эксперты ожидали сдвигов по этим вопросам). Но в то же время это может сигнализировать о текущем состоянии рынка нефти. Особенно на фоне заявлений некоторых чиновников, сделанных накануне встречи 2 июня. «Плохой период на рынке нефти закончился, я жду лучшей цены!» – сказал теперь уже экс-генсек ОПЕК Абдалла Салем аль-Бадри. Схожую точку зрения высказал министр нефти Катара Мохаммед аль-Сада: очередное официальное заседание картеля – первое за последние годы, прошедшее в условиях растущего рынка, вероятно, возврата к низкому уровню цен больше не будет, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Отложить до худших времен

«Месяц назад я подготовил для отраслевого нефтегазового журнала статью под названием «Худшее уже позади». В редакции тогда заявили, что этот оптимизм вызывает сомнения. Теперь, когда похожие мысли звучат из уст отраслевых чиновников стран ОПЕК, у меня, естественно, не возникает никакого чувства отторжения», – говорит заместитель генерального директора Казахского института нефти и газа Акбар Тукаев.

В 2016 году, по его словам, для нефтяного рынка было две критичных точки – январь и май. Январь пройден не лучшим образом. Однако в феврале была озвучена идея «заморозки» уровня добычи, которая сломала негативный тренд бирж. Более того, она отодвинула на задний план апрельско-майское снижение спроса в Японии и ЕС и вкупе с форс-мажорными обстоятельствами Канады, Нигерии и Ирака сместила акценты обсуждения на падение добычи в США и снижение числа буровых установок.

«Также, по предварительным данным, снижается острота глобальной проблемы баланса спроса-предложения нефти. Более того, все активнее озвучиваются вопросы нехватки предложения в среднесрочной перспективе. За прошлый год общие инвестиции в глобальный upstream (добыча. – Ред.) сократились на 20%, а в новые проекты – на 40%», – обрисовывает ситуацию собеседник.

По его словам, уже через три-пять лет это может очень серьезно повлиять на мировые поставки. Также падение инвестиций усилит процесс истощения существующих месторождений. При этом в последние два года уровень восполнения запасов нефти в корпоративном секторе нефтяного комплекса мира снизился до 75%.

«Немаловажным моментом является то, что, по оперативным данным, на третье место в мире по потреблению вышла Индия. Тем самым в спросе на нефть снижается роль традиционно низких темпов экономического роста стран ОЭСР. В свою очередь Индия, уже претендующая на роль нового двигателя мировой экономики, становится новым стабилизатором глобального спроса на углеводороды», – продолжает Акбар Тукаев.

Другой важнейший момент, на который он обращает внимание, – руководство Ирана крайне взвешенно подошло к полноценному возвращению страны на мировой рынок. Ежемесячный прирост колеблется в интервале 100-200 тыс. барр./сут., «хотя мог бы быть более форсированным».

Нельзя, по словам аналитика, обойти вниманием и сланцевую нефть, испытывающую серьезнейшие финансовые проблемы. «В данном вопросе следует учитывать, что если ренессанс и начнется, то он придется уже на более высокий уровень глобального спроса, то есть уже не станет негативным импульсом, как это было в 2014 году», – говорит он.

В совокупности эти и другие показатели уже привели к тому, что за первые пять месяцев 2016 года средняя цена Brent достигла уровня 39 долларов за баррель. Прогнозы на оставшуюся часть года тоже позитивные. Вполне возможно, что среднегодовая цена будет около 50 долларов.

«Безусловно, «нефтяные медведи» просто так не сдадутся», – уверен эксперт. Еще предстоит пройти новые периоды волатильности индекса доллара США (находится в обратной зависимости с ценами на нефть. – Ред.), раздувания негативных настроений вокруг некоторых экономических показателей в мире в целом и в отдельных странах, сезонных пиков добычи в Саудовской Аравии, приростов производства нефти в России и других государствах.

«Но разница между 30 долларами за баррель в январе и 50 долларами в июне налицо. Поэтому предложения о «заморозке» или квотировании можно отложить до худших времен, что и продемонстрировало последнее заседание ОПЕК», – уверен Акбар Тукаев.

По словам независимого аналитика в нефтегазовой сфере Олжаса Байдильдинова, на фоне текущего роста стоимости черного золота не следовало ожидать от членов картеля какой бы то ни было активности или договоренностей. «Организация стран – экспортеров нефти возникла и существует как антикризисный центр, ее актуальность в периоды роста нефтяных котировок стремится к нулю: что обсуждать и регулировать, если цены и так растут?» – комментирует он итоги заседания, точнее отсутствие решений.

Пока котировки Brent растут, и 50 долларов за баррель, говорит аналитик, конечно, лучше 30, однако он придерживается прогноза, данного им ранее: летом мы можем увидеть новое снижение, при этом к концу года ожидается стабилизация цен в районе 50 долларов с последующим постепенным ростом в 2017-2018 годах.

ОПЕКовский вариант легализации

Накануне венской встречи заместитель министра нефтяной промышленности Ирака Файад аль-Нема сказал, что члены ОПЕК будут обсуждать цифру 32,4 млн барр./сут. как новый потолок добычи. Однако решение обновить лимит так и не было принято, официальная квота организации осталась на уровне 2011 года – 30 млн барр./сут. Отметим, что на заседании в декабре прошлого года картель также обсуждал вопрос увеличении квоты (тогда речь шла о 31,5 млн барр./сут.), но установленного лимита все же не изменил.

Эксперты говорят: организация уже давно добывает около 32 млн барр./сут. «Узаконивание» этой цифры как нового лимита, по мнению Олжаса Байдильдинова, можно назвать «ОПЕКовским вариантом казахстанской легализации». «Вне зависимости от того, какое решение приняли бы на этой встрече, фактическая добыча осталась бы прежней. Кроме того, состав ОПЕК может измениться, в связи с чем определение общей квоты – это лишь формальное решение», – поясняет спикер.

Уровень добычи в 32 млн барр./сут. вполне можно было закрепить с учетом возвращения в состав организации Индонезии, а также снятия эмбарго с Ирана, считает Акбар Тукаев. Вместе с тем, на его взгляд, понятно, что это неприемлемо с точки зрения сезонных пиков добычи в ряде стран. Например, в отдельных арабских государствах пик добычи обычно приходится на лето, в Анголе и Нигерии – нередко на осень. «Вполне возможно, Иран продолжит наращивать производство сырой нефти. Вкупе с тем, что нефтяные цены значительно повысились, ограничение планки совокупной добычи сейчас не имеет достаточной поддержки в ОПЕК», – комментирует аналитик.

Не запугать рынок в очередной раз

Вместе с тем в заявлениях некоторых чиновников звучало словосочетание «страновые квоты» – необходимость возврата к этой системе. В частности, новый генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо говорил о том, что этот вопрос «непременно стоит обсудить в ближайшее время».

От страновых квот ОПЕК отказалась из-за противоречий и нежелания самих стран определять себе потолок, а также отсутствия фактических инструментов влияния на страны, которые его превышают, говорит Олжас Байдильдинов. В итоге организация перешла к определению общего лимита добычи. В условиях обострения противоречий между участниками картеля возвращение к каким-либо квотам, лимитам и так далее практически невозможно, уверен аналитик.

Акбар Тукаев перечисляет несколько моментов, которые могут возникнуть, если страновые квоты будут введены. Во-первых, каждая страна будет стремиться к завышению квоты под любым предлогом. Например: Ливия сейчас добывает 350 тыс. барр./сут, но еще в 2013 году добывала около 1 млн барр./сут.; таким образом, у Триполи есть зацепка, позволяющая поставить верхнюю планку, в три раза превышающую текущий уровень. Во-вторых, нередки форс-мажоры – это дискуссионный вопрос, требующий выработки дополнительных алгоритмов действий. В-третьих, в рамках ОПЕК существует «антииранская коалиция», которая будет блокировать подходы Тегерана.

«Кроме того, завышенные квоты могут и в очередной раз запугать рынок, демонстрируя псевдовысокий уровень совокупного предложения, хотя по факту уровень добычи ОПЕК может быть существенно ниже», – аргументирует эксперт. Все это, по его мнению, делает возвращение к страновым квотам маловероятным, несмотря на рациональность этой идеи.

Отметим, что 1 июня, накануне встречи ОПЕК, баррель Brent в ходе торгов опускался до отметки 48,65 доллара, 2 июня североморская смесь также прощупывала уровень 48: минимум дня – 48,84 доллара. 3 июня котировки ниже 49 долларов не опускались и даже пробили отметку 50 долларов – значение 50,33 доллара стало максимальным за торги. В понедельник, 6 июня, нефть торгуется со значениями 49-50 долларов за баррель.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю