Трансграничный протекционизм

05.10.2021

Источник: Ведомости

Как страны защищают свои рынки в эпоху маркетплейсов

Глобализация дошла до логистического порога. Непреодолимым препятствием на ее пути стала национальная безопасность. В пределе мы видим это как рост протекционизма, санкционные и торговые войны, а в повседневности – как национализацию цифрового пространства. Начинался процесс с локализации персональных данных, а его итогом стала необходимость регулирования работы электронных торговых площадок (маркетплейсы) как способа неподконтрольного трансграничного торгового и финансового оборота.

В России выстраивание границ информационного суверенитета началось после серии предвыборных скандалов как американских, так и отечественных. Обязательной стала локализация баз данных российских пользователей для глобальных IT-гигантов (Google, Facebook). В апреле 2021 г. вступил в силу закон об обязательной установке российских программ на ввозимые устройства, уравнявший права производителей отечественного софта и международных игроков.

Практика носит не узконациональный, а общемировой характер. В Германии, например, подобные нормы вступили в силу в начале этого года. Спровоцировал процесс скандал со Сноуденом и прослушкой Ангелы Меркель. В частности, массовое использование в пандемию WhatsApp повлекло за собой «рекомендацию» чиновникам правительства пользоваться «родным» приложением Wire. Аналогичные «рекомендации» сотрудникам выдала Еврокомиссия, но относительно мессенджера Signal.

Понятно, что помимо вопросов безопасности с помощью ограничительных мер решаются еще и конкурентные проблемы. В свое время группа ассоциаций ритейлеров, потребителей и конгрессменов США выступила с инициативой поправки, обязывающей маркетплейсы публиковать производителя и страну происхождения товаров. Целями инициативы были поддержка американских производителей, ограничение китайской торговой экспансии и защита от недобросовестных поставщиков.

Ведущая американская электронная торговая площадка (Amazon) сделала все, чтобы поправка не прошла, так как она ограничивала доступ маркетплейса к дешевой китайской продукции. При этом на системном уровне Amazon жестко контролирует национальный рынок в тесном взаимодействии с властью.

В 2018 г. в блэклист компаний, поставляющих контрафакт на рынок США, попала китайская компания Alibaba с маркетплейсом Taobao. В ноябре 2020 г. Дональд Трамп запретил покупку акций этих компаний. Правда, акции Alibaba Group вскоре вывели из-под запрета по «просьбе» американских инвесторов, но целый ряд китайских маркетплейсов остается в черном списке (Notorious Markets) за нарушение авторских прав.

Надо сказать, что Китай является абсолютным чемпионом по протекционизму и защите интересов своих компаний. Закрыв внутренний рынок на этапе становления e-commerce, правительство Поднебесной позволило китайским компаниям получить преимущество для внешней экспансии, в частности в ЕС. Пекин до сих пор использует целый набор инструментов защиты: от прямых запретов до введения дополнительных сертификаций и затягивания сроков оформления.

Использование протекционистских мер правительствами стран и лоббистских ресурсов торговых IT-гигантов, а также понимание того факта, что свобода торговли не должна наносить ущерб здоровью граждан, заставили включить защитные меры многие страны мира.

В Австралии еще совсем недавно 75% рынка e-commerce занимали зарубежные игроки и лишь 25% — местные компании. Начиная с 2017 г. Австралия стала взимать НДС с каждой поступающей на ее территорию посылки с товарным вложением. Но не с получателя, а с отправителя. Интернет-магазины обязали открыть юрлицо в Австралии и встать на учет в налоговых органах.

Аналогичные нормы введены в этом году в Германии. Согласно вступившему в силу с 1 июля 2021 г. закону, к маркетплейсам будут предъявляться новые требования по обеспечению соблюдения их продавцами норм, касающихся выплаты НДС. Все продавцы должны будут предоставить немецкий идентификатор плательщика (зарегистрироваться в стране). Маркетплейс, например eBay, в автоматическом режиме должен проверять данные, предоставленные продавцом в налоговые органы Германии.

Великобритания после Brexit также обязала маркетплейсы платить НДС. Цифровые торговые площадки, такие как Amazon и eBay, наделили ролью налоговых агентов по сбору НДС с продавцов. Ранее бизнес, использующий сервисы маркетплейсов, сам производил расчет налоговых обязательств, что приводило к ряду злоупотреблений и обходилось английскому бюджету в 1-1,5 млрд фунтов стерлингов в год.

В России еще сильны неолиберальные догмы периода безудержной глобализации. В публичном пространстве активно продвигается идея популяризации зарубежных интернет-площадок для продвижения отечественного бизнеса. Аргумент – большой трафик.

Тот факт, что на площадках международных маркетплейсов (Amazon, eBay, Alibaba, Etsy) продается безмерное количество товаров-субститутов и шансы быть замеченным «на полке» китайского или американского онлайн-агрегатора у российского производителя ничтожны, в расчет не принимается. По факту и вопреки общемировому тренду мы за счет интересов национальных игроков продвигаем зарубежные площадки.

Россия должна переоценить эффекты проникновения на рынок зарубежной игроков в ключевых для нацбезопасности сферах деятельности. Например, китайские солнечные панели задавили немецкую фотоэлектрическую продукцию. США даже вынуждены были ввести повышенные импортные пошлины на данную продукцию.

При этом американские компании используют разницу в законодательстве разных стран для выигрыша в конкурентной борьбе. В Европе, например, чтобы продать косметический препарат или пищевую добавку, необходимо доказать, что он безвреден. При этом американские лекарственные препараты под видом БАДов свободно реализуются (без рецепта) в России без регистрации и испытаний на безопасность не через аптеки, а через площадки агрегаторов в сети интернет.

Здесь важно обратить внимание на принципиальную разницу подходов к регулированию рынка пищевых добавок в США и, например, Евросоюзе, с которым российская регуляторика обладает наибольшим сходством: «Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов» США (FDA) не имеет полномочий исследовать БАДы на безопасность и эффективность до их выхода на рынок. Это значит, что содержимое выстраивающихся на полках продуктовых магазинов и специальных лавок баночек может даже не соответствовать заявленному составу. FDA не успевает за всеми продуктами и заявлениями об их действии, даже если на рынок выходят потенциально опасные лекарства. В то же время в ЕС импортные БАДы в обязательном порядке должны проходить систему регистрации, а также нотификации в отдельных странах ЕС.

Американские БАДы продаются по всему миру через зарегистрированные в США трансграничные маркетплейсы. Как пример можно привести iHerb. Очень часто речь идет о фактически полноценных лекарственных препаратах, зачастую содержащих запрещенные ингредиенты, распространяемые при этом абсолютно бесконтрольно и безрецептурно, с угрозой вреда здоровью потребителя.

Когда страна не контролирует трансграничную торговлю с точки зрения налоговых поступлений, это наносит экономический ущерб бюджету и национальному бизнесу. Это еще полбеды – свобода всегда стоит денег. Когда на кону стоят здоровье граждан и демографическая безопасность, то цена свободы становится неприемлемой. Это понимают во всем мире, но только не в России.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю