Цифровой тенге: не для накоплений, а для платежей

13.05.2021

Источник: Atameken Business

Что будет представлять собой новый вид денег, который может быть введен в Казахстане, повлияет ли его запуск на инфляцию и почему на остатки на счетах в цифровой валюте предлагается не начислять проценты?

«Прежде чем будет принято окончательное решение о том, что цифровой тенге нам нужен, или, наоборот, окажется, что в текущий момент экономика Казахстана не нуждается в такой форме денег, мы проведем «пилот». Это будет своего рода «лабораторный эксперимент», в ходе которого мы протестируем те или иные аспекты внедрения цифрового тенге», – рассказал советник председателя Национального банка РК Олжас Тулеуов.

Он пояснил, что сейчас все заинтересованные страны, за исключением некоторых, например Китая, Багамских островов, Камбоджи (хотя они тоже находятся в режиме «пилота»), тестируют цифровые валюты, потому что это «новая материя, которая требует нового подхода, новой методологии».

Доклад о внедрении в Казахстане цифрового тенге – третьей наряду с наличной и безналичной формы денег – Национальный банк опубликовал 5 мая. На первом публичном обсуждении проекта Олжас Тулеуов ответил на некоторые экономические вопросы, касающиеся цифрового тенге. Inbusiness.kz записал ответы.

Почему цифровой тенге не криптовалюта и не криптоактив с экономической точки зрения?

«Любая цифровая валюта как экономическая категория и технологический элемент не является криптовалютой или криптоактивом. Существует три вида денег – кредитные, товарные и фиатные. Товарные – это, условно, слиток золота, которым можно расплатиться за что-либо (или ракушки и камушки, как это было до появления всей денежной системы). Согласно экономической теории, криптовалюта, будь то стейблкоины или другие криптоактивы, – это товарные деньги.

Криптовалюта сейчас представляет собой некое средство платежа, обладающее некоторой внутренней стоимостью, которая определяется на криптобирже, и никто не несет полной ответственности за то, что эта валюта может быть принята в качестве средства оплаты во взаимоотношениях между экономическими агентами. То есть принимать или нет в качестве средства платежа, например, биткоин – это только мое решение и никто не может заставить меня это сделать. Соответственно, возникает некий гэп.

При этом цифровая валюта центрального банка представляет собой полное обязательство центробанка, как любая фиатная валюта в безналичной или наличной форме. На территории Казахстана тенге является законным платежным средством при купле-продаже и других операциях, и государство в лице Нацбанка несет полную ответственность за прием этих средств. Простой пример. Если вы повредили вашу банкноту, скажем, в 10 тыс. тенге, вы без труда можете обменять ее в любом банке, потому что это прописано в рамках обязательств главного банка страны. То же самое – с цифровым тенге: это обязательство Нацбанка, эта форма денег будет функционировать на территории Казахстана в качестве законного платежного средства».

Станет ли цифровой тенге альтернативой или заменой фиатному, то есть «обычному», тенге?

«Криптоактивы позиционируются как замена фиатным деньгам, кто-то говорит, что это «убийца» фиата. Но цифровой тенге – это другая форма фиатных денег. На каждой банкноте есть номер, по которому можно отследить, когда она была выпущена и куда зачислена в банке. Это некий «токен». Цифровой тенге представляет собой как раз таки вот такой «токен», такой номер, но при этом не имеет физической формы, как и безналичные тенге. Соответственно, цифровой тенге – это, скажем так, срединное состояние платежного средства, которое вбирает в себя характеристики как наличной, так и безналичной формы тенговой ликвидности».

Как будет происходить эмиссия цифрового тенге?

«Когда говорят об эмиссии денег, многие представляют печатный станок, с помощью которого государство печатает банкноты. Это происходит не так. При эмиссии не просто печатаются деньги, но еще и увеличиваются средства в резервах, которые находятся в обязательствах Нацбанка. Резервы расширяются, тем самым формируется денежная база, и в дальнейшем она преобразуется в денежное предложение в виде денежной массы.

Как будет происходить эмиссия цифрового тенге. Предположим, Нацбанк эмитирует 100 тыс. цифровых тенге. Для того чтобы ввести их в экономику, их будут заменять на такой же объем налички, который находится в обязательствах Нацбанка, или на такой же объем резервов, который в дальнейшем будет участвовать в формировании денежной базы и затем переходить в денежную массу. Именно вот таким образом будет осуществляться эмиссия цифрового тенге».

Как будет определяться стоимость цифрового тенге, его курсовая динамика? Будет ли для него отдельная базовая ставка? Будет ли цифровой тенге волатилен, как он будет обмениваться к рублю или доллару?

«Стоимость цифрового тенге не отличается от стоимости классического тенге. Мы же не имеем различной стоимости для налички и безнала. Это просто смена форм – из физической в «неосязаемую». Цифровой тенге не будет иметь особенностей, отдельной стоимости, отличающихся курсовых котировок. И он будет обмениваться один к одному к наличным и безналичным деньгам, как наличка и безнал сейчас. Исходя из этого, цифровой тенге не будет иметь отдельной базовой ставки, стоимости или курса и так же – в отношении других цифровых валют. Курс тенге к доллару, который мы видим на бирже, будет распространяться на все формы тенге – наличную, безналичную, цифровую. То же самое – и с базовой ставкой. Она определяет стоимость тенговой ликвидности вне зависимости от формы денег – наличной или безналичной».

Почему Нацбанк не рассматривает вариант с начислением процентов на цифровой тенге?

«Мы достаточно изучили литературу и опыт стран, которые внедряют или планируют внедрить цифровую валюту. Наше убеждение, на цифровой тенге проценты начисляться не должны. Поясню, почему.

Цифровой тенге будет суперликвидной формой денег, потому для его использования не нужно наличие интернета. Имея кошелек в смартфоне, мы сможем покупать что-либо в магазине или осуществлять перевод. Соответственно, цифровой тенге уже имеет определенное преимущество перед классическим тенге. Если мы позволим БВУ начислять на него проценты, то его привлекательность будет в два раза выше по сравнению с классическим тенге.

Это может вызвать давление на финансовую стабильность в целом. Цифровой тенге станет более привлекательным по сравнению с текущими, расчетными или зарплатными счетами, и экономическому агенту будет выгодно перечислить свои средства в эту форму денег, на которую еще и проценты начислят. Какими окажутся последствия – мы пока не знаем. Но, исходя из экономической теории и опыта других стран, можем предположить, что это приведет к так называемому цифровому бегству.

Риски с внедрением цифрового тенге будут в любом случае. Но они будут минимальными и подконтрольными монетарному и финансовому регулятору, если проценты начисляться не будет.

Еще одна причина, почему мы не рассматриваем вариант с начислением процентов на цифровой тенге, заключается в следующем. Цифровой тенге будет продуктом Нацбанка в плане эмиссии, банки второго уровня не смогут эмитировать токены цифрового тенге, как это происходит, скажем, в безналичной форме, когда БВУ участвуют в процессе создания денег. При этом если предположить начисление процентов на остатки в виде цифрового тенге, то это будет подразумевать, что банки должны иметь возможность фондироваться в том же активе, то есть в цифровом тенге. Но цифровой тенге не может быть средством депонирования. Почему БВУ начисляют проценты на остатки в «традиционном» тенге? Потому что они могут привлекать эти средства в виде депозитов, а потом начислять на них проценты и тем самым использовать как ресурс для кредитования. В случае с цифровым тенге не предполагается, что это будет инструмент денежно-кредитных взаимоотношений. Это платежное средство, средство обращения».

Чем опасно цифровое бегство и как Нацбанк планирует его избежать?

«Учитывая, что цифровой тенге будет обязательством центрального банка, а не банков второго уровня, степень риска того, что эти деньги могут пропасть или эмитент обанкротится, близки к нулю. В период кризисных явлений, когда, например, что-то происходит на внешних рынках, как это было год назад из-за пандемии, снижается доверие к финансовой системе. В таких условиях экономические агенты могут посчитать цифровую валюту более привлекательной и защищенной, даже несмотря на отсутствие процентов, поскольку ее эмитирует центробанк, и счета хранятся там. В результате может произойти резкий и существенный переток средств из «классического» тенге в цифровой.

Как этого избежать? Необходимо использовать регуляторные меры. В частности, НБРК может оставить за собой право начисления отрицательных ставок на цифровую валюту, чтобы ограничить в условиях кризиса мотивы экономических агентов переводить средства из классических денег в цифровые. Это будет нивелировать риски финансовой нестабильности. Если несколько триллионов тенге, которые сейчас числятся на текущих счетах, резко перетекут в цифровую форму, это может очень сильно сказаться на стабильности финансовой системы и экономики страны. Ограничить цифровое бегство возможно с помощью начисления в определенных случаях отрицательных ставок. Это может стать одним из вариантов ограничений.

Второй вариант – лимитировать владение количеством цифровых тенге в определенный момент времени. То есть чтобы один аккаунт наращивал объем цифровой валюты не бесконечно, а в ограниченном объеме. Почему это делается? Цифровой тенге не является спекулятивным инструментом. Вводя его в оборот, Нацбанк не пытается создать спекулятивный актив, который позволял бы более эффективно распределять сбережения. Главная цель внедрения и использования цифрового тенге – это повышение эффективности платежей, эффективности функционирования финансовой системы».

Какое воздействие на инфляционные процессы может оказать введение цифрового тенге?

«Эмиссия цифрового тенге, как я уже говорил, не подразумевает дополнительного расширения денежного предложения. Предполагается замена на такой же объем наличных средств или резервов в обязательствах Нацбанка, при этом мы ограничиваем возможность роста денежного предложения и тем самым ограничиваем сверху рост совокупного спроса, который является источником проинфляционной динамики. При той архитектуре, на которой мы пока останавливаемся и которую пока определяем, давления на инфляционные процессы мы не ожидаем или, по крайней мере, считаем, что они будут минимальными и подконтрольными монетарному регулятору».

Предполагает ли Нацбанк, что часть средств может перетечь в цифровой тенге, и означает ли это, что он намерен конкурировать с БВУ за сбережения, средства экономических агентов на текущих, расчетных, зарплатных счетах?

«Нет. Именно поэтому Нацбанк принимает решение не начислять проценты на остатки в виде цифрового тенге – чтобы это не создавало излишнюю конкурентоспособность цифрового актива по сравнению с фактическими средствами.

Главным мотивом для экономических агентов использовать или нет цифровой тенге должно стать не желание сберечь свои средства, не желание избежать риски экономического характера, а желание повысить эффективность своих платежей, повысить ликвидность своих средств, чтобы покупать или продавать что-то с минимальными издержками.

Именно вот в этом должна заключаться главная мотивация, и мы пытаемся регуляторными мерами, формированием определенных рамок эту мотивацию сохранить».

Елена Тумашова
Возврат к списку новостей

Рекламодателю