Умут Шаяхметова: Думаю, что все банки ужимаются по марже

17.03.2016

Источник: Капитал.kz

Несмотря на смягчающие меры со стороны финрегулятора, банки продолжают испытывать высокое давление кризиса. Держать в туго натянутой узде свои расходы и на рекламу, и на командировки решили и в Народном банке, который в 2016 году планирует заработать почти в два раза меньше чистой прибыли, чем в 2015-м. В эксклюзивном интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова рассказала, что банк уже урезал свою маржу как минимум в два раза.

- Умут Болатхановна, на недавней пресс-конференции вы говорили о том, что в настоящее время наблюдаете появление на рынке тенговой ликвидности. Одновременно вы обозначили, что ставка по овернайт все еще высока. Тогда как вы можете объяснить появление более менее доступной тенговой ликвидности на рынке?

- Когда в декабре 2015 года цена на нефть марки Brent была на уровне 40 долларов за баррель, для всех это был шок… Сегодня мы смотрим на нефтяные котировки с оптимизмом, и для нас отметка в 40 долларов уже не настолько трагична, все относительно. Ощущения по стоимости ликвидности, если взглянуть в ретроспективе, аналогичны. Например, в декабре ставки овернайт были на уровне 400-600%, весь январь 2016 года ставки немного снизились и находились на уровне примерно 80%. А сегодня, когда есть возможность привлекать тенговую ликвидность по ставкам овернайт под 15%, мы уже счастливы даже такой стоимости денег. А это значит, что потребительские кредиты можно выдавать спокойно.
Мы сузили свою банковскую маржу. Если ранее она, как правило, находилась в коридоре 3-4%, то теперь снизилась до двух. Иногда наша маржа не превышает 1%. Нам важно поддержать своих клиентов, чтобы они завтра не завалились и смогли ответить по своим обязательствам, приобрести оборотные средства.

- Понятно, что у банков в текущих условиях есть альтернатива - либо повышать стоимость своих кредитов, либо понижать свою маржу… Как вы считаете, насколько другие фининституты ужали свою маржу?

- С моей точки зрения, все ужимают маржу, у всех ситуация примерно одинаковая. Мы как банки понимаем, что если не будет кредитования, то у нас не будет и прибыли.

- Некоторые банки все-таки могут поднять ставки по розничным займам, чтобы хоть как-то удержать свою маржу… Обсуждается ли на уровне Нацбанка вопрос о повышении или снижении максимальной эффективной ставки по кредитам в 56%, которая сейчас действует на рынке?

- Пока эта тема не поднимается.

- Недавно, 14 марта, стало известно, что Нацбанк оставил базовую ставку без изменения. Как и прежде, она находится на уровне 17% плюс-минус 2%. Ожидали ли вы понижения ставки?

- Да, мы надеялись, что финрегулятор снизит ставку.

- Какая базовая ставка для вас оказалась бы наиболее оптимальной?

- Мы надеялись, что базовая ставка уменьшится хотя бы до 14%. И хотелось бы, чтобы был снижен верхний коридор по предоставлению ликвидности, например, с двух до одного процента.

Так, максимальная ставка могла бы составить не 19%, а 15%. Но, наверное, Нацбанку виднее, какой уровень базовой ставки должен быть, потому что он видит и уровень инфляции, и макроэко-номическую ситуацию. Финрегулятор более информирован о состоянии рынка… Еще раз подчеркну, что наблюдаемая стабильность и ясность на рынке устраивают нас.

- В настоящее время некоторые банки приостановили ипотечное кредитование, многие выдают жилищные займы только участникам зарплатного проекта. В связи с этим понятно, что застройщики, скорее всего, все чаще стали замораживать свое строительство. Стали ли строительные компании меньше кредитоваться?

- Не могу точно сказать, что наблюдается такой тренд… Наш банк в целом не кредитовал строительство после 2009 года, мы только предоставляли финансирование для завершения ранее прокредитованных проектов. Могу предположить, что, конечно, при приостановлении кредитования объем продаж новостроек снизится, застройщики пересматривают свои планы по запуску проектов.

Считаю, что квадратные метры, которые уже возведены, выгодно продавать. Несмотря на то что цена на недвижимость в тенге после корректировки курса осталась практически на том же уровне, в долларах она упала. Сейчас можно приобрести квартиру по стоимости 280 тыс. тенге за кв. метр – это менее 1 тыс. долларов. В принципе, цены неплохие. По моим предположениям, скорее всего, цены на новостройки будут расти, поэтому именно сейчас для приобретения недвижимости самый подходящий момент для тех, у кого есть накопления в долларах.

- На встречах с журналистами вы всегда упоминали о том, что аграрный сектор испытывает огромные проблемы… Ведет ли банк какие-то переговоры по реструктуризации долгов сельхозпроизводителей? Насколько они результативны?

- Действительно, аграрный сектор последние несколько лет находится в стрессовом состоянии. Ничего не поменялось ни со стороны сельхозпроизводителей, ни со стороны дополнительной поддержки государства. Все крупные казахстанские аграрии загружены долгами, у них очень высокая закредитованность, в прошлом году у них была низкая урожайность. Между тем я очень позитивно смотрю на открытие рынка Ирана.
Было время, когда Казахстан очень активно реализовывал зерно в эту страну. Для меня позитивным моментом является тот факт, что экспорт нашей страны в Иран в 2016 году должен вырасти, Иран нам сможет предоставить дополнительный рынок сбыта. У меня есть надежда, что именно в этом году аграрии могут значительно снизить свою долговую нагрузку, выйти из полуобморочного состояния. Экспортная составляющая в долларах может измениться незначительно, но в тенговом выражении экспорт вырастет ощутимо.

- В 2013 году тогда еще занимавший пост главы Национального банка Григорий Марченко заявил, что «правительство забраковало» создание Единого процессингового центра (ЕПЦ). На каком этапе в настоящее время находится вопрос о запуске ЕПЦ?

- В настоящее время небольшие банки, у которых нет своего процессингового центра, подключаются к крупным банкам – это конкурентный рынок. И если будет создан ЕПЦ, то мы от пути разгосударствления, который обозначил глава Казахстана, перейдем к огосударствлению.

- Вернемся к вопросу дешевых ресурсов...Обсуждаются ли какие-то инициативы с финрегулятором по предоставлению банкам ликвидности в тенге?

- Нет, пока ничего нового не предлагается, и вряд ли в скором времени что-то будет предложено. В настоящее время источники краткосрочной тенговой ликвидности сосредоточены в Нацбанке, долгосрочной – в Национальном фонде и Едином накопительном пенсионном фонде. И, конечно же, ликвидность привлекается за счет депозитов, потому что внутренний рынок ценных бумаг, к сожалению, мертвый. Привлекать доступное финансирование, кроме как через ЕНПФ, становится практически невозможно. Внешние рынки для нас закрыты, тем более учитывая понижение рейтингов банков – это очень дорого. К тому же долларовая ликвидность нам неинтересна, повторюсь, она дорогая и нам ее некуда разместить. Можно сказать, что рынок, где банки могли бы привлекать ресурсы, в общем-то узкий, представлен государственными средствами.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю