Умут Шаяхметова: Хорошо, что Нацбанк не дает тенге укрепляться

24.05.2016

Источник: Forbes.kz

Такое мнение высказала председатель правления Народного банка в эксклюзивном интервью обозревателю Forbes.kz.

F: Умут Болатхановна, вы сообщили, что Народный банк отказался от пенсионных денег, а заместитель председателя правления KASE Андрей Цалюк недавно заявил, что наш фондовый рынок избавляется от «пенсионной» зависимости. Можем ли мы говорить о том, что Халык и KASE окончательно избавился от «пенсионной» зависимости?

- Нет. Заявление заместителя председателя правления KASE немного неправильное. Весь фондовый рынок зависит от денег ЕНПФ. Более того, сегодня фондового рынка нет. Посмотрите, когда были последние размещения по облигациям или выпуски акций на KASE – только в прошлом году. И то они были обусловлены размещением по ЕНПФ.

F: Почему пенсионные деньги сегодня вам не интересны?

- Потому что это программные деньги. Сама программа очень сложная по мониторингу, администрированию и освоению. Поставлено условие: осваивать под каждый транш. Плюс к этому, деньги под 14% на 3 года для Халыка – это дорого. Если бы нам дали эти деньги под 8% или 6%, это было бы очень интересно.

В целом сегодня, к сожалению, ситуация такова, что во всем Казахстане «длинные» деньги только у пенсионного фонда, и мы все от него зависим.

F: Учитывая сложности освоения и дороговизну денег, выделяемых из ЕНПФ, будут ли этой программой пользоваться другие банки?

- Сегодня, по официальной информации, 12 банков уже приняли участие в ней. В основном это мелкие и средние банки и объемы размещения в них небольшие от 2 млрд тенге до 5 млрд тенге. Причем это те банки, которые не активно участвуют в госпрограммах по МСБ. Напомню, что эти деньги были выделены на обусловленное финансирование потребности МСБ в оборотном капитале и рефинансирование займов. Предприниматели стали жаловаться, что банки, которые участвуют в госпрограммах по МСБ, не принимают участия в этой программе и они не могут воспользоваться ей через них. Вот такая получилась коллизия. Мы долго это объясняли и пытались отработать (это точка зрения не только Халыка, но и всего банковского сектора), но Нацбанк принял такое решение. Посмотрим.

F: На прошлой неделе председатель совета директоров АО «Казкоммерцбанк» Кенес Ракишев презентовал стратегию развития финансового института и рассказал, что банк сместит акценты в работе с кредитования корпоративных клиентов на МСБ и ретейл. В Народном банке предвидятся подобные изменения?

- Мы остаемся универсальным коммерческим банком. Мы обслуживаем все категории клиентов – физические лица, МСБ и розница. Банк продолжает двигаться в цифровые технологии. В этом направлении у нас была разработана большая стратегия в прошлом году. Халык – стабильный, надежный, спокойный, с наивысшими рейтингами в стране (Standard and Poor`s - BB, прогноз «Стабильный», Moody's - Ba2, прогноз «Негативный» – F). Мы продолжаем работать.

F: Некоторые дочерние банки БТА будут переведены на баланс Казкома. Таким образом, у этого БВУ будут «дочки» в трех странах ЕАЭС, и финансовый институт, как отметил Кенес Ракишев, можем стать банком ЕАЭС. У Народного банка есть дочки в двух странах ЕАЭС - Киргизии и России. Есть ли у вас такие амбиции?

- На данный момент нет.

F: Давайте поговорим о ситуации на валютном рынке страны. Как вы расцениваете действие регулятора, который, как считают некоторые эксперты, не позволяет укрепляться национальной валюте?

- Мы видим, что Нацбанк стоит на нижней границе и не дает сильно укрепиться тенге. Наверное, я все-таки расцениваю это положительно. Тенге свободно плавает только вверх, и не очень свободно плавает вниз. Может быть, это сегодня оправдано, так как вопросы по волатильности и глобально, и внутри еще остаются. Если будет совсем большая волатиность и тенге завтра резко укрепится, это будет иметь более негативный эффект. Плюс к этому, Нацбанк пополняет свои резервы, которые он растерял, когда в прошлом году удерживал курс нацвалюты.

F: Нынешний уровень нижней границы тенге, на ваш взгляд, является адекватным?

- Тенге мог быть еще сильнее и уйти ниже 330.

F: Насколько ниже?

- Наверное, до 320 тенге за $1.

F: Нацбанк объявил о проведении стресс-тестирования банков. Что вы от него ожидаете и как эту идею расцениваете?

- У меня больше вопросов, чем понимания. И есть ощущение, что у самого Нацбанка те же самые вопросы и нет конкретного понимания, для чего это тестирование проводить и какие действия предпринимать, когда будут получены результаты,. По моим ожиданиям, такой внешний AQR (определение качества активов – F) наверняка по некоторым банкам может показать, что ситуация обстоит еще хуже. Хорошо. А дальше что?

Можно подумать, Нацбанк сегодня об этом не знает. Он все прекрасно знает! Они проводят те же самые инспекции, проверки, мы им сдаем столько (показывает руками внушительный объем документов) отчетности ежедневно, что они видят малейшие движения и изменения по любому банку, любое изменение тенденций. Поэтому привлекать внешних специалистов, отвлекать временные, денежные и человеческие ресурсы, и при этом не понимать, для чего это делается и какие дальнейшие шаги по результатам тестирования принимать, нецелесообразно. Ну, что, Нацбанк отзовет лицензию у кого-то? Вряд ли. Соответственно, будет какой-то негатив. Я считаю, что на сегодня оно для нас не актуально.

F: Глава «Сбербанка» Герман Греф, выступая перед выпускниками сколковской бизнес-школы, заявил, что банковская система станет одноуровневой, то есть Центральный банк – и все. На финансовом рынке РК также бытует мнение, что финансовые институты будут укрупняться. Ожидаете ли вы дальнейшего укрупнения банков в РК?

- Сами мы новые активы не присматриваем. Дальнейшее укрупнение должно происходить в силу нескольких причин: сужения здорового рынка, самой экономики (речь, к сожалению, идет о падении ВВП). Соответственно, поле деятельности для банков уменьшается. Также идет ужесточение по требованиям по капиталу и другим факторам. Банковский бизнес все-таки очень капиталоемкий, нужно иметь средства, чтобы содержать банк и быть прибыльным. По этим причинам, я думаю, консолидация будет идти. Маловероятно, что это будет происходить среди крупных и средних банков, скорее, среди мелких.

F: Вы создали «Халык Проект», на баланс которого передали все залоговое имущество по проблемным займам. Как сейчас протекает работа этой компании?

- Там идет позитивный денежный поток. Все кредиты, которые были переданы туда, генерируют определенный cash, в основном, от сдачи в аренду залоговых активов. Один проект мы достроили и продаем квартиры в нем. Таким образом, оздоровление у нас идет. В «Халык Проект» мы передали активов на 40 млрд тенге. За прошлый год компания заработала около 1 млрд тенге, но это только начало. Думаю, дальше эта цифра будет увеличиваться.

Венера Гайфутдинова
Возврат к списку новостей

Рекламодателю