Умут Шаяхметова: Мы снизили резервы на бонусы не только топ-менеджерам

26.05.2016

Источник: Капитал.kz

Ажиотаж вокруг пенсионных денег не утихает, их хотят заполучить все – и банки, и аграрии, и госхолдинги. Между тем, как оказалось, стоимость таких ресурсов, например, для Народного банка слишком высока. Да и средства Единого накопительного фонда, которые были выделены из фонда на кредитование МСБ банку в размере 21,6 млрд тенге, пришли слишком поздно. Не в феврале, когда нужна была ликвидность, а в мае, когда тенговой ликвидности было достаточно. В итоге, по словам председателя правления Народного банка Умут Шаяхметовой, ее банк отказался от пенсионных денег. В эксклюзивном интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz банкир рассказала, каково, на ее взгляд, оптимальное количество брокеров, которые могут управлять частью средств ЕНПФ, стоит ли каждому из них предоставлять одинаковый объем пенсионных денег и сокращал ли банк свой штат.

- Умут Болатхановна, в настоящее время можно наблюдать повальное снижение рейтингов и банков, и квазигосударственных структур. Понятно, что этот тренд связан с понижением суверенного рейтинга Казахстана. Как вы считаете, насколько эти рейтинги имеют силу в мировом финансовом сообществе? Ведь, если помните, после кризиса 2007-2008 годов международные рейтинговые агентства обвиняли в необъективности, некомпетентности и ангажированности?

- Все-таки считаю, что рейтинговые агентства объективно рейтингуют. Давайте рассмотрим, как этот процесс происходит в банках. Например, к нам приезжает команда аналитиков, проводит интервью с сотрудниками подразделений, изучает финансовые показатели. То есть рейтинговые агентства имеют даже больше информации, чем мы им предоставляем публично. Если помните, в отличие от других банков, рейтинги Народного банка не были пересмотрены, они были сохранены на уровне «BB». Считаю, что на взаимоотношения казахстанских банков с иностранными кредиторами повлияли другие (не рейтинговые. – Ред.) факторы. Негативные тренды возникли после дефолта БТА, так, с тех пор в Казахстане практически нет торгового финансирования, казахстанские банки не могут привлекать синдицированные займы вне зависимости от рейтинга. К нашим банкам снизилось доверие. Между тем, учитывая, что в настоящее время наш банк имеет самые высокие рейтинги на рынке, иностранные компании, работающие в Казахстане, принимают гарантии только от Народного банка.

- В одном из ноябрьских интервью Kapital.kz вы говорили, что «это ненормально, когда банки все время сидят на госсредствах». Изменилась ли ситуация?

- Можно сказать, что в 2016 году новых денег в банковскую систему так и не пришло. Большинство госпрограмм было реализовано в прошлом году. В этом году те 200 млрд тенге, которые планируется выделить из ЕНПФ, пока не дошли до банков. Не знаю, дойдет ли эта сумма или нет.

- Можно ли говорить о том, что мы постепенно избавляемся от жесткой зависимости от госсредств?

- Надеюсь. Я по-прежнему выступаю за то, чтобы банки жили за счет привлечения депозитов, за счет финансирования с внутреннего и внешнего рынков, но без госсредств.

- Какова доля вкладов НУХ «Байтерек» и ФНБ «Самрук-Казына» в депозитном портфеле вашего банка?

- В целом у нас произошло снижение доли этих госструктур в первом квартале 2016 года, точных цифр пока назвать не могу. Это связано с высокими ставками, на которых готовы размещаться «Байтерек» и «Самрук-Казына». Между тем наш банк не был заинтересован в привлечении дорогих денег. В марте нам хватало ликвидности, мы не могли кредитовать под высокие ставки.

- Ранее ваша «дочка» Halyk Finance планировала участвовать в тендере по выбору управляющих пенсионными активами. Сейчас инвестиционные компании говорят, что нет никакой информации по тендеру. Есть ли у вас какие-то новости по этому вопросу?

- На самом деле пока нет базовых документов по тендеру. Уверена, что тендер среди управляющих пройдет ближе к концу 2016 года.

- Недавно на Invest show 2016 глава SkyBridge Invest Шолпан Айнабаева заявила о том, что, для того чтобы среди управляющих была конкуренция, их должно быть не менее 10. С вашей точки зрения, сколько управляющих должно быть для реальной конкуренции?

- Сомневаюсь, что 10 – это то оптимальное количество игроков… Думаю, что нужно начинать с 3-5 управляющих компаний. Должны быть достаточно четкие, прозрачные требования к управляющим. Нужно выработать очень четкую инвестиционную стратегию, куда брокерам разрешается инвестировать, а куда нет.

- Как вы думаете, стоит ли каждому управляющему давать равный объем пенсионных накоплений, либо все-таки нет?

- Небольшим портфелем активов ЕНПФ будет достаточно сложно управлять. Считаю, что при передаче пенсионных средств в управление на одну компанию должно приходиться не менее 100 млрд тенге. Чем больше портфель в управлении, тем больше возможностей для маневра. То есть для начала каждому управляющему, который прошел по критериям тендера, нужно отдать равный объем пенсионных накоплений, а потом все будет зависеть от качества управления деньгами ЕНПФ. То есть у неэффективных управляющих можно пенсионные накопления изъять и передать более эффективным. Скорее всего, будет работать именно такой механизм.

- Аналитики не исключают, что пенсионные средства могут быть переданы в управление исключительно иностранным брокерам. Как вы считаете, какова вероятность такого исхода дел?

- Предполагаю, что будут привлекаться как иностранные, так и местные игроки. Впрочем, многие зарубежные управляющие могут не пойти на условия, которые предложит государство. Казахстанские же компании уже имеют опыт работы при жестком ограничении инструментов инвестирования. Нужно иметь в виду, что, как правило, иностранные управляющие практически не привязаны к доходности, они получают за свою деятельность определенную комиссию. У казахстанских же брокеров была более гибкая система. Если они не зарабатывали определенный объем (инвестдохода. - Ред.), то могли не получить комиссионное вознаграждение.

- В этом году головной алматинский офис вашего банка переехал в здание площадью около 44 тыс. квадратных метра. Вы приобретали эту недвижимость или арендуете ее?

- Мы приобрели здание, но в какую сумму нам обошлась эта сделка, сказать не могу.

- Сколько длились переговоры?

- Около четырех месяцев. Мы начали вести переговоры, как только объект был выставлен на продажу.

- Ранее вы заявляли, что Народный банк первую половину 2016 года «будет жить в режиме жесткой экономии». На прошлой пресс-конференции в марте вы объявили мораторий на прием в банк новых сотрудников. Также вы говорили, что не планируете сокращение персонала, работающего непосредственно с розницей, в продажах. Изменились ли ваши планы?

- Пока мы не сокращали сотрудников, зарплаты также не урезали. В этом году мы снизили резервы на бонусы и премии. Это касается не только топ-менеджмента, но и других сотрудников.

- Вы уже рассчитались за HSBC Банк Казахстан, который впоследствии был переименован в Altyn Bank. Ранее заместитель председателя правления Народного банка Даурен Карабаев подчеркивал, что сумма сделки составила 30,9 млрд тенге. По вашим оценкам, через какой период могут окупиться инвестиции в покупку «дочки» HSBС?

- Прошлый год Altyn Bank закрыл с чистой прибылью 6,5 млрд тенге, возвратность на капитал составила в районе 25%. Это очень высокий показатель. Предполагаем, что инвестиции в Altyn Bank окупятся через четыре года. Мы не ожидали, что наши инвестиции начнут окупаться так динамично. По бюджету мы рассчитывали, что в 2015 году чистая прибыль Altyn Bank будет в районе 1,5 млрд тенге.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю