Что происходит на валютном и денежном рынках Казахстана?

19.03.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

На этот вопрос в эксклюзивном интервью Forbes.kz отвечает член правления АО «Halyk Finance» Мурат Темирханов.

F: Мурат, на этой неделе Нацбанк оставил базовую ставку без изменений. После этого курс тенге к доллару практически не менялся, а в среду, 16 марта, внезапно девальвировал на 3 тенге, потом опять слегка укрепился. Прокомментируйте, пожалуйста, происходящее на валютном и денежном рынке, а также влияние на БВУ решения регулятора сохранить ставку.

- Если бы у нас был развитый валютный и денежный рынок, такое важное событие, как изменение базовой процентной ставки обязательно повлияло бы на курс национальной валюты. Даже если бы базовая ставка не изменилась, но до этого были большие ожидание по её изменению, то и в этом случае такое событие (сохранение ставки на прежнем уровне) обязательно отразилось бы на курсе.

У нас тенге никак не прореагировал на сохранение базовой ставки, несмотря на то, что очень многие ожидали её понижения. А такие ожидания обычно закладываются в рыночную цену нацвалюты. Всё это говорит о том, что в Казахстане денежный и валютный рынки еще очень плохо развиты, и механизм базовой процентной ставки в таких условиях практически не работает.

F: То есть сохранение базовой ставки на прежнем уровне никак не повлияло на рынок?

- Не совсем так. Изменение уровня базовой ставки в Казахстане немедленно не отражается на валютном рынке или стоимости финансовых инструментов. Однако базовая ставка однозначно влияет на наличие и стоимость ликвидности в тенге в банковской системе, а это в свою очередь оказывает влияние на инфляцию и на девальвационное давление на тенге.

Сейчас система базовой ставки работает таким образом. Ставка находится уровне 17% с симметричным коридором +/- 2 процентных пункта. Это означает, что Нацбанк предоставляет тенговую ликвидность в банковскую систему под 19% годовых и изымает её по 15%. Такая ставка действует с 2 февраля этого года, когда Нацбанк возобновил механизм постоянного доступа к ресурсам Нацбанка по базовой ставке.

В январе и в первой декаде февраля банки сильно нуждались в дополнительной ликвидности в тенге, занимая её у Нацбанка по высоким ставкам. После установления базовой ставки они продолжали еще до 11 февраля занимать деньги у Нацбанка под 19%. Однако после этого ставки на однодневные РЕПО стабилизировались на нижней границе коридора. Это означает, что в банковской системе исчез дефицит ликвидности, и банки вместо того, чтобы брать деньги у Нацбанка под 19%, дают ему тенге, получая доход в 15% годовых.

При этом в последнее время банки дают друг другу деньги в тенге под залог валюты (СВОП операции) по ставкам в районе 12-13%. Поскольку Нацбанк на этом рынке не присутствует, то фактически эта ставка представляет собой рыночную. Это означает, что если бы Нацбанк не брал деньги под 15%, то межбанковские ставки были бы ниже. То есть Нацбанк намерено поддерживает высокую ставку и изымает таким образом тенговую ликвидность из банковской системы. В таких условиях банкам выгодно без всякого риска отдавать деньги в Нацбанк вместо кредитования других банков или своих клиентов.

F: Для чего Нацбанку нужно поддерживать высокую базовую ставку и уменьшать ликвидность тенге в банковской системе? Ведь это негативно влияет на стоимость кредитов и снижает кредитование в банках.

- Высокая базовая ставка используется для борьбы с инфляционными и девальвационными рисками.

На конец февраля 2016 уровень инфляции составил 15,2% в годовом выражении. Это очень высокая инфляция. Считается, что инфляция выше 5% вредна для устойчивого роста любого бизнеса и всей страны в целом. А двухзначную инфляцию уже можно приравнивать к катастрофе, если она держится достаточно долгий срок. Поэтому для борьбы с высокой инфляцией Нацбанк вынужден поддерживать базовую ставку на высоком уровне, что снижает ликвидность тенге на рынке.

Уменьшение суммы тенге в денежном обороте и повышение стоимости таких денег приводят к снижению спроса на товары и услуги со стороны как населения, так и бизнеса. А это, в свою очередь, приводит к снижению инфляции.

Помимо текущей инфляции, для денежно-кредитной политики важны ожидания. То есть, даже если инфляция снизилась, но остаются ожидания, что она в скором времени опять существенно вырастет, снижать базовую ставку в таких условиях нельзя. Это связано с тем, что как только в экономике появятся более дешевые деньги, то на волне инфляционных ожиданий население и бизнес кинутся брать кредиты для покупки товаров и услуг пока цены на них не выросли. В результате начнет раскручиваться новая инфляционная спираль.

В России, которая раньше нас и перешла на инфляционное таргетирование и была значительно более подготовлена к этому, для целей монетарной политики проводят специальные регулярные опросы, чтобы определить уровень инфляционных ожиданий.

F: Вы сказали, что сейчас банки не берут тенге у Нацбанка, а, наоборот, дают ему деньги. С чем это связано?

- Я думаю, у банков появилась дополнительная ликвидность в тенге из двух источников.

Во-первых, в феврале Нацбанк купил на валютном рынке $474 млн в чистой сумме. Такая покупка валюты регулятором означает дополнительную эмиссию тенге в экономику. Полмиллиарда долларов в тенговом эквиваленте – это достаточно большая сумма, чтобы повлиять на уровень ликвидности в тенге в банковской системе.

Во-вторых, вполне возможно, что в последнее время были большие вливания дополнительной ликвидности в экономику со стороны Нацфонда. К сожалению, эта информация не прозрачна.

F: А что вы думаете по поводу курса тенге? Сейчас в прессе и соцсетях высказывается мнение о том, что после выборов произойдет следующий виток девальвации тенге.

- По нашим расчетам, при цене нефти марки Brent на уровне $40 за баррель текущий курс тенге к доллару в районе 340 является более или менее равновесным. То есть при текущей цене на нефть и при таком курсе тенге к доллару отсутствует давление на платежный баланс и госбюджет, и государственные финансы находятся в сбалансированном состоянии.

Это означает, что если после выборов цена на нефть не изменится, то ожидать девальвации не стоит. Спекулянты на волне девальвационных ожиданий могут попытаться оказать давление курс тенге в сторону ослабления, однако это будет трудно сделать, поскольку у Нацбанка есть все возможности, чтобы бороться с этим.

F: Как вы оцениваете денежно кредитную политику Нацбанка в целом?

- 21 января новый глава Нацбанка провел первую в этом году пресс-конференцию по ключевым моментам денежно-кредитной политики регулятора. Тогда Halyk Finance выпустило свои комментарии по этому поводу, где мы отметили большой прогресс с точки зрения информирования рынка о текущих действиях регулятора.

В комментариях мы также сказали, что для повышения прозрачности и предсказуемости действий регулятора очень важно знать не только об уже предпринятых мерах, а также о политике Нацбанка на перспективу. К сожалению, до сих пор профессиональные участники финансового рынка так и не имеют представления о перспективной монетарной политике Нацбанка.

Также в январе мы выражали озабоченность тем, что доля операций Нацбанка на валютном рынке в декабре 2015 составляла 18%. В этом месяце регулятор продавал валюту. По нашему мнению, это была достаточно высокая доля участия с учетом того, в курс тенге тогда уже находился на равновесных значениях. В то время мы отмечали, что продажа валюты регулятором (которая означает изъятие ликвидности в тенге) очень плохо сочетается с его операциями на денежном рынке (предоставление ликвидности в тенге по высокой ставке).

В феврале эта проблема повторилась с точностью до наоборот: Нацбанк покупал валюту, вливая тенге в банковскую систему. При этом банки возвращали Нацбанку эту же самую ликвидность, и он платил за эти деньги 15% годовых. Такие действия Нацбанка вызывают вопросы и не укрепляют доверие к его политике.

Помимо этого стало сильно беспокоить появление явных признаков старой политики асимметрии со стороны Нацбанка. Анализ валютных торгов в феврале и в марте этого года показывает, что участие Нацбанка - это не сглаживание волатильности, а, скорее, следование политике «вниз не даем, а вверх пусть плывет». Если это намеренные действия Нацбанка, то они чреваты негативными последствиями. Действуя таким образом, Нацбанк только усиливает девальвационные ожидания. А чем выше такие ожидания, тем больше уровень долларизации депозитов и тем больше проблем в экономике.

Иван Жуков
Возврат к списку новостей

Рекламодателю