Что будет, если мы просто начнем раздавать людям деньги?

06.06.2016

Источник: FiveThirtyEight

Даниэль Страуб вспоминает вечер, когда он загорелся идеей базового дохода. Он пригласил Гётца Вернера, миллиардера и владельца немецкой сети аптек, выступить с речью в Цюрихе, где Страуб работал менеджером проектов в научно-исследовательском центре. Он прочитал статью о нестандартной идее обеспечить всем гражданам гарантированный доход, и после этого несколько лет самостоятельно изучал ее. Страуб знал, что Вернер был хорошим специалистом по этой теме, и в тот вечер в 2009 году ему действительно удалось завладеть вниманием аудитории в 200 человек.

Вернер задал слушателям два вопроса: «Что вы на самом деле хотите сделать со своей жизнью? Занимаетесь ли вы тем, чем хотите заниматься?» Не дождавшись ответа, он сказал, что базовый доход – способ достижения этих целей. Суть идеи настолько же проста, насколько радикальна: вместо того, чтобы заниматься множеством программ соцзащиты и борьбы с безработицей, государство могло бы регулярно платить каждому гражданину определенную сумму. Никаких условий. Никаких вопросов. Все люди, бедные или богатые, работающие или безработные, стали бы получать одну и ту же сумму. Это нововведение привело бы к появлению нового образа жизни: если людям не придется больше думать о том, как сводить концы с концами, возможно, каждый стал бы заниматься тем, чем действительно хочет.

В университете Страуб изучал бизнес, международную политику и психологию, а после этого долгое время работал в IBM, Международном красном кресте и школе Монтессори. Идея безусловного дохода «задела за живое», говорит он. «Люди выматываются, как никогда ранее.

Если вы приедете в Швейцарию и поговорите с местными, вы поймете, что они несчастливы. Люди слишком боятся за свои рабочие места. В этой стране понятия экономической свободы и качества жизни максимально далеки друг от друга».

После выступления Вернера Страуб уволился из научно-исследовательского центра и начал полномасштабную кампанию за внедрение базового дохода. Он и несколько сотен волонтеров за два с лишним года смогли собрать 126 тысяч подписей. Этого было достаточно для того, чтобы властям пришлось назначить на 5 июня референдум о внесении поправок в конституцию Швейцарии и гарантии безусловного дохода всем гражданам. (Предлагаемый размер выплат в месяц составлял 2500 франков, что при адаптации к стоимости жизни эквивалентно $1700.)

Примечание редактора: На прошедшем 5 июня референдуме швейцарцы проголосовали против безусловного базового дохода. Материал был написан раньше.

Все без исключения представители правительства Швейцарии были против проведения референдума. В качестве причин они приводили возможный отказ людей от работы и высокие бюджетные расходы. Даже сам Страуб и его сторонники не надеялись, что закон будет принят. Однако он доволен тем энтузиазмом и интересом со стороны СМИ, которые вызывала его идея последние несколько лет.

Он прав в том, что интерес к идее безусловного дохода распространяется по миру. Планы по изучению такой перспективы разрабатываются в Финляндии и Нидерландах. Канада, скорее всего, решится на такой эксперимент если не на национальном уровне, то в провинции Онтарио. Несколько членов парламента Франции поддержали идею эксперимента, и министр финансов не возражает. В январе Сэм Альтман, президент IT-инкубатора Y Combinator, заявил, что его фонд из Сан-Франциско проводит исследование о базовом доходе в США. А 31 мая объявил, что компания запускает экспериментальную программу по обеспечению безусловным доходом жителей Окленда.

Гай Стэндинг — британский экономист, который в 1986 году основал сообщество Basic Income Earth Network (BIEN) для продвижения и исследования этой темы. Организация из небольшой группы молодых экономистов, философов и активистов выросла в крупнейшее сообщество сторонников введения безусловного дохода – глобальную сеть, имеющую филиалы в 23 странах.

По мнению Стэндинга, базовый доход – это нечто большее, чем просто хорошая политика. Он говорит, что все больше граждан развитых стран живут в условиях «хронической экономической уязвимости». А эта уязвимость способствует продвижению политиков-популистов, усилению позиций крайне правых партий в Европе и Дональда Трампа в США. Экономическая стагнация помогает политикам с крайними взглядами, и эта тенденция будет иметь силу до тех пор, пока государства не займутся уничтожением этой уязвимости.

ЗА

Среди сторонников введения базового дохода можно встретить людей любой идеологии. Стремящимся к эффективности либертарианцам нравится идея упрощения бюрократии в социальном государстве. Технари из Кремниевой долины надеются, что гарантированный доход позволит смягчить переход к автоматизации многих рабочих мест. Те же, кто мечтает об утопии, вроде организаторов швейцарского референдума, ожидают, что перед людьми откроются новые возможности, и они смогут заняться искусством, вместо того чтобы заниматься, как выражается Страуб, «мусорной работой».

Противники сложной системы социальных пособий утверждают: базовый доход позволит избавиться от ловушки благосостояния – выплаты не будут зависеть от каких-либо обстоятельств. Кроме того, все пособия объединились бы в одну, что позволило бы сократить административные затраты.

ПРОТИВ

Противники идеи упирают на то, что это обойдется слишком дорого, а люди бросят работать и станут тяжким бременем для экономики. Также эта идея обречена на провал в менее состоятельных странах с не такой развитой системой соцзащиты, как в Швейцарии. А поскольку введение базового дохода подразумевает радикальную реформу существующей системы социальной защиты, многим активистам борьбы с бедностью это не нравится.

При этом о реальной пользе безусловного дохода информации нет

И сторонники, и противники введения базового дохода часто упускают один важный момент: у нас нет информации о том, была бы польза от этой реформы или нет, и если была, то какая. Подобные идеи были опробованы в Канаде и США в 1960-70 годах, однако исследования их влияния провели некорректно либо отменили.

«Говоря прямо, продолжительных экспериментов по введению полноценного безусловного дохода пока никто не проводил, не говоря уж об их тщательном исследовании», — говорит Майкл Фэй, сооснователь и исполнительный директор некоммерческой организации Give Directly, начавшей напрямую раздавать деньги крайне бедным слоям населения, преимущественно в Кении и Уганде. В апреле Фэй объявил о планах Give Directly провести крупномасштабный пилотный ввод базового дохода в Кении, в ходе которого минимум 6000 человек будут гарантированно получать деньги в течение 10-15 лет. В организации хотят выяснить, что происходит, когда люди в случайно выбранном регионе в течение долгого времени получают гарантированный доход – раньше такого не делал никто.

Подобные эксперименты помогут понять, как работает безусловный доход. Однако эта инициатива всегда была столь же экономической, сколь и политической. Пока у нас нет четких доказательств реальной пользы, и базовый доход только вызывает всеобщий интерес – в конце концов, кто не любит, когда ему раздают деньги?

С чего все началось

Базовый доход является не отдельной идеей, а скорее совокупностью нескольких близких идей, которые имеют множество названий: универсальный базовый доход, безусловный базовый доход, социальные дивиденды, гарантированный годовой доход, гражданский доход, отрицательный налог на прибыль и т. д. Но ключевая идея – бороться с социальными проблемами общества, просто раздавая людям деньги – имеет богатую историю.

Философ и публицист Томас Пейн в 1797 году в своем эссе «Аграрная справедливость» предлагал создать национальный фонд, который бы выплачивал по 15 фунтов стерлингов каждому человеку старше 21 года. В начале XX века социалисты и активисты вновь подняли тему под тем предлогом, что базовый доход мог бы помочь рабочим и преобразить экономику. Идею поддержал британский философ Бертран, а затем и сторонники движения социальных кредитов в Великобритании. Также к этому призывал губернатор американского штата Луизиана Хьюи Лонг, продвигавший свой план «Разделим богатство». Но базовый доход так и не был внедрен.

В 1960-х внедрение базового дохода стало одной из идей движения за гражданские права и борьбы против бедности. Ярым ее сторонником был Мартин Лютер Кинг. В 1967 году он написал: «Бедность можно победить напрямую с помощью широко обсуждаемого сейчас средства – гарантированного дохода».

Но к началу 1980-х энтузиазм улетучился. В США и Великобритании к власти пришли Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер, которые на волне возвращения к консервативным ценностям реализовали широкие правительственные программы. Тематика дебатов сместилась от усиления социальной сферы в государстве к ее усечению. Идея базового дохода была отложена, если не забыта совсем.

Как рассчитывают базовый доход

Базовый доход можно установить на любом уровне, но примерный размер можно рассчитать на основе уже имеющихся затрат на программы соцзащиты (именно так швейцарские сторонники реформы пришли к сумме в 2500 франков). Такой подход имеет право на жизнь по вычислительным и политическим причинам: довольно легко посчитать уже имеющиеся траты на социальную сферу и предложить в качестве их замены выплачивать базовый доход. В условиях жесткой экономии было бы сложно договориться о более щедрых выплатах, хотя многие сторонники введения базового дохода были этому рады.

В разных странах затраты на социальную защиту сильно различаются. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), состоящей в основном из развитых стран, в 2011 году в США размер социальных выплат составил $700 на гражданина. В этой оценке учитывались как некоторые социальные программы, например продовольственные талоны и ваучеры на жилье, так и другие затраты, в том числе пенсии (социальное обеспечение) и здравоохранение (Medicaid и Medicare). По этим параметрам США занимает 11 место среди 35 членов ОЭСР.

Это всего лишь примерный расчет базового дохода. Другие экономисты, исследующие тему, говорят о необходимости платить «достаточно для материального существования и достойного участия в жизни общества». Валерия Корозец, социолог Института макроэкономического анализа и развития в Словении и автор первого предложения по вводу базового дохода в этой стране считает, что нужно выбрать сумму в промежутке между чертой бедности и 60% среднего заработка. Конечно, финансирование базового дохода в этом случае потребует увеличения доходов государства и, следовательно, увеличения налогов.

Даже если бы удалось договориться о сумме, остались бы и другие статьи расходов. Главным опасением противников идеи является то, что многие люди, получающие гарантированный доход, перестанут работать, или, по крайней мере, станут еще менее мотивированы к этому, чем сейчас.

Откажутся ли люди от работы?

Пока неясно, как именно введение базового дохода повлияет на отношение людей к работе. Тем не менее, за последние 50 лет предпринималось несколько попыток изучить этот вопрос. В период с 1968 по 1980 годы в США провели четыре крупных эксперимента по введению отрицательного подоходного налога, в ходе которых семьям несколько лет под тщательным наблюдением и контролем платили деньги.

Ни для кого не стало сюрпризом, что люди стали работать меньше. Некоторые получатели выплат сократили количество рабочих часов, но ненамного: не более 5-7% среди глав семей и чуть более среди других работающих членов семей.

Однако повального отказа от работы не произошло, а те из испытуемых, кто сократил рабочие часы, использовали освободившееся время для других целей, в том числе для обучения.

Это дает надежду сторонникам реформы, которые приводят результаты этих исследований в доказательство того, что базовый доход можно ввести без разрушительных последствий для экономики.

Канадский эксперимент

Исследование, которое наиболее достоверно может описать, как действует универсальный базовый доход, было проведено в маленьком канадском городке. С 1974 по 1979 год правительство Канады совместно с администрацией провинции Манитоба разработало эксперимент по введению минимального дохода для всех жителей. В результате появилась программа MINCOME, которая гарантировала годовой доход каждой семье в Дофине, городке в прериях с населением около 10000 человек, а также некоторому количеству жителей Виннипега и сельских поселений провинции. Программа MINCOME остается одним из самых важных исследований базового дохода в истории развитых стран.

Сейчас Эвелин Форгет работает экономистом в Университете Манитобы, а в те годы была студентом в Торонто. «Я знала, что этот эксперимент проходил в Манитобе. В какой-то момент новости об этом просто прекратились», — рассказывает она. Когда во время проведения эксперимента в Канаде сменилась правящая партия, финансирование прекратилось, а исследователям приказали сохранить полученные данные для дальнейшего анализа. Не было создано никакой базы данных, а результаты программы MINCOME так и не были обработаны.

Несколько десятилетий спустя Форгет начала искать эти данные. В Национальном архиве Канады она нашла 1800 пыльных картонных ящиков с информацией о каждой из семей, получавших MINCOME. Форгет перевела все данные в цифровую форму и сравнила записи с данными в базе канадской программы всеобщего страхования здоровья, которая начала свою работу примерно в те же годы. Таким образом она смогла сравнить состояние здоровья людей, получавших выплаты MINCOME, и граждан, которые не получали эти деньги. Результатом этого кропотливого исследования стал сенсационный доклад «Город, в котором не было бедности», опубликованный в 2011 году.

Форгет обнаружила, что члены семей, получавших MINCOME, реже попадали в больницу, участвовали в авариях или получали травмы. Количество психических заболеваний также резко сократилось. За годы проведения эксперимента выросло количество детей, закончивших школу, в частности среди юношей 16-18 лет. Девушки реже становились матерями до 25 лет, и рожали меньшее количество детей

Большинство получателей выплат смогли выйти за черту бедности, установленную в Канаде. В то же время не наблюдалось каких-либо отрицательных последствий в плане трудоустройства. «Среди глав семейств, имевших постоянную работу, фактически никто не перестал трудиться, — писала Форгет в своей статье. — Никто не уволился с работы». Деньги, полученные от государства, облегчили экономическое положение семей, позволяя им вкладывать деньги в свое здоровье и планировать на более долгий срок.

Сейчас программа MINCOME служит вдохновением для возврата к обсуждению введения базового дохода в Канаде. Либеральная партия, пришедшая к власти под предводительством премьер-министра Джастина Трюдо, всерьез обдумывает эту идею. В бюджет провинции Онтарио на 2016 год заложены планы по проведению пилотного проекта по вводу базового дохода.

Эксперименты США с отрицательным подоходным налогом и пилотный проект MINCOME в Канаде хоть и дали свои результаты, но, по сути, могут рассказать лишь о том, что случается, когда людям начинают раздавать деньги. Эти исследования не удовлетворяют строгим современным требованиям опытов с произвольным распределением объектов по контрольным группам (RCT), которые стали золотым стандартом экспериментальных исследований. По всему миру планируется провести эксперименты, которые позволят получить более качественные результаты.

Организация Give Directly, которая запускает пилотный проект по базовому доходу в Кении, уже проводила RCT-опыты для исследования последствий безусловных выплат. Эти опыты показали, что выплаты улучшают ситуацию в семьях, и рецензируемые результаты убедили экономистов. Дети в семьях, получающих деньги, имеют более крепкое здоровье и лучше обучаются, взрослые начинают зарабатывать больше, так как могут распоряжаться деньгами в более долгосрочной перспективе, а траты на алкоголь и другие вредные привычки – о чем все больше беспокоятся противники идеи – не растут или даже снижаются.

Где еще хотят внедрить безусловный доход?

Финляндия

«Нет никаких эмпирических доказательств, работает базовый доход или нет», — подчеркивает Маркус Канерва, основатель исследовательского центра Tänk, который совместно с агентством социальной защиты Финляндии занимается подготовкой пилотного проекта по внедрению базового дохода. В течение двух лет на реализацию проекта обещают выделить 20 млн евро, которые пойдут на обеспечение более чем тысячи финских граждан частичным базовым доходом в 750 евро в месяц.

Нидерланды

Исследователи в Нидерландах также планируют подобный RCT-эксперимент с базовым доходом в нескольких муниципальных округах. Правда, они не называют это базовым доходом. «В силу политических причин мы стараемся не использовать понятие "базовый доход"», — говорит Юрген Де Виспелаере, научный сотрудник финского Университета Тампере, который сотрудничает с голландскими коллегами. Вместо этого пилотные проекты прозвали «экспериментами на доверие», а базовый доход стали называть «зарплата гражданина». Крупнейшими голландскими городами, где планируется провести эксперимент, стали Утрехт с населением около 300 тыс. жителей и Тилбург с населением около 200 тыс. Также собираются участвовать, но ждут согласия от министра социального обеспечения, еще два крупных города и 15 населенных пунктов поменьше.

Кремниевая долина

Идея базового дохода привлекает не только правительственные и благотворительные организации. Частный сектор тоже проявляет интерес, в частности Кремниевая долина. Этими энтузиастами движет не столько желание улучшить сферу социальной поддержки, сколько желание подготовиться к более кардинальным изменениям в экономике, которые ждут нас в ближайшем будущем. В широко обсуждаемой статье, выпущенной в 2013 году, двое экономистов из Оксфорда подсчитали, что 47% рабочих мест в США находятся под угрозой компьютеризации. Все больше инженеров считает, что базовый доход способен «взломать», то есть исправить систему, в которой человеческий труд уже не так ценен и необходим, и дать людям возможность выжить в такой экономической ситуации.

Президент Y Combinator Сэм Альтман лично пожертвовал $10 млн фонду YC Research, который будет финансировать этот эксперимент. Конечной целью является привлечение внимания местных или федеральных властей, чтобы вдохновить их на запуск подобных пилотных проектов.

«Базовый доход – это решение, если мы хотим выжить в условиях автоматизации», — считает Альберт Венгер, партнер в венчурном фонде Union Square Ventures. Скоро выйдет его книга «Мир после капитала», в которой Венгер утверждает, что смена эпох происходила из-за нехватки того или иного ресурса: с появлением сельского хозяйства стало хватать еды и не хватать земли; в эпоху Просвещения и последующего индустриального развития от дефицита земли мы перешли к дефициту капитала; а после того, как компьютеры и интернет сделали наше общество информационным, капитал перестал быть дефицитным ресурсом. «В мире достаточно материального капитала, но он неправильно распределен», — считает Венгер. Следующим дефицитным ресурсом стало внимание. «На что мы тратим время, в коллективе или по отдельности?».

Венгер считает, что нужно тратить меньше времени на задачи, которые могут быть автоматизированы, и больше – на решение проблем, которым мы уделяем недостаточно внимания: борьба с изменением климата, освоение космоса, предотвращение будущих пандемий. Как и сторонники введения базового дохода из Швейцарии, он уверен, что при удовлетворении базовых потребностей новый импульс получит сфера инноваций. Венгер говорит, что с базовым доходом «вы сами управляете своим временем. Все 100% вашего времени будут в вашем распоряжении».

Кэмерон Оттенс не собирался ждать, пока какое-нибудь из государств или компаний проведет этот эксперимент. «Идея базового дохода была перспективной», — рассказывает он и говорит, что решил попробовать. Для некоторых, самых преданных сторонников идеи, это не столько научный вопрос, сколько вопрос образа жизни. Оттенс основал компанию My Basic Income, которая располагается в Сан-Франциско и разыгрывает выплаты базового дохода сроком в один год. Да, именно так – любой человек может бесплатно зарегистрироваться и выиграть выплаты по $1250 в месяц в течение года. В My Basic Income нашли $15000, которые были разыграны в начале мая. Команда планирует отслеживать победителя, чтобы на примере понять, что мы смогли бы делать, имея постоянный базовый доход. Идея уже привлекла многих любителей тотализаторов и лотерей, которые могли и не слышать о базовом доходе, но заинтересовались возможностью выиграть $15000.

Базовый доход с помощью краудфандинга

Другие люди обеспечивают себе базовый доход с помощью краудфандинга. Пару лет назад Скотт Сантенс, писатель из Нового Орлеана, открыл для себя краудфандинговый сайт Patreon, который похож на Kickstarter, но специализируется на творческих инициативах. Он позволяет музыкантам, художникам и нишевым блогерам получать деньги непосредственно от своих фанатов.

В качестве стартовой суммы, которой бы хватало на жизнь, Сантенс выбрал $1000 в месяц. На достижение этой суммы у него ушел целый год, однако к концу ноября прошлого года он набрал уже $12000 и не намерен останавливаться. С тех пор писатель живет исключительно на свой базовый доход от краудфандинга.

Интерес людей к идее базового дохода стал расти бешеными темпами, что позволило Сантенсу обеспечивать собственный базовый доход, в основном благодаря поклонникам его творчества – которое тоже вращается вокруг базового дохода. Он замечает, что этот интерес вызван резкими переменами в мире. «Технологии развиваются, и некоторых это пугает. Люди начинают думать: "А когда моя работа станет никому не нужна?"»

В Швейцарии, Нидерландах, Кении и Кремниевой долине интерес к базовому доходу подогревается смесью любопытства и неуверенности, однако его главная идея – и самая притягательная – утопична. Главный экзистенциальный вопрос, возникающий в ходе дебатов, заключается в том, какое место в нашей жизни занимает работа. Страуб, организатор швейцарского референдума, вспоминает, как его прадед работал по десять часов в день шесть дней в неделю. Подобная каторга больше не требуется и никого не привлекает. Мечты о мире, в котором мы производим больше, чем можем употребить, стали явью.

«Рыночная экономика – это великая вещь, но мы хотим вынести это на новый уровень и заменить новой системой, — говорит Страуб. — Это изменит привычный ход нашей жизни».

Перевод: Алексей Зеньков
Возврат к списку новостей

Рекламодателю