Сможет ли КМГ рассчитаться с долгами?

18.06.2015

Источник: КАПИТАЛ

«КазМунайГаз» перекредитован, имеет долг $18 млрд, и все, что он зарабатывает, уходит на проценты. Так описал положение дел национальной компании Умирзак Шукеев, председатель правления ФНБ «Самрук-Казына». Эти слова вызвали определенное беспокойство: насколько стабильно положение оператора – представителя государства в нефтегазовой отрасли? Особенно с учетом использованной топ-менеджером фонда характеристики «очень большая проблема».

Возвращение на круги своя

Если искать причины накопившегося долга, то нужно обратить внимание на крупные приобретения компании. В последние годы нефтегазовый оператор выкупил несколько активов, в числе которых доли в Кашагане (сейчас «КМГ Кашаган Б.В.» владеет 16,877% в Северо-Каспийском проекте), 10% в Карачаганакском проекте, 100% Rompetrol. В этом процессе задействованы кредитные средства, причем, обращает внимание Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК, в некоторых случаях новые заимствования не просто добавлялись к уже имеющимся, а покрывали их. «Возвращение активов – дело, безусловно, хорошее, это означает, что увеличивается доля Казахстана в общей добыче, в какой-то степени возрастает сырьевой экспортный потенциал страны. Но при этом всегда нужно исходить из своих финансовых возможностей, чтобы избежать бесконечного цикла «заем – погашение долга частями – очередной заем», – уверен аналитик.

Инвестиционный портфель «КазМунайГаза» включает такие капиталоемкие составляющие, как модернизация нефтеперерабатывающих заводов, создание трубопроводного транспорта (строительство и расширение нефтепроводов Каспийский трубопроводный консорциум и Казахстан – Китай, развитие газотранспортных систем между Казахстаном, Туркменистаном и Китаем). «Возврат инвестиций здесь имеет долгосрочный характер. Такие проекты не могут финансироваться только за счет дорогих займов. Сегодня средняя ставка по займам у КМГ выше 6% в валюте, что не позволяет ему конкурировать с ведущими нефтяными компаниями», – комментирует Галим Хусаинов, генеральный директор BRB INVEST.

И гигантам нужны займы

«КазМунайГаз» идет по пути развития всех нефтегазовых национальных компаний мира», – считает Акбар Тукаев, советник генерального директора инжиниринговой компании «КАЗГИПРОНЕФТЕТРАНС». Он объясняет: долг КМГ возник не из-за неэффективности компании, а как результат проведения совокупности значимых для страны мероприятий. Их необходимо было проводить, чтобы вернуть в собственность государства крупные нефтегазовые активы и обеспечить реализацию инвестиционных проектов, которые позволят государству получать более высокие дивиденды от нефтегазовой отрасли. Кроме того, оператор участвует в социальных проектах, поддерживает объекты культуры, здравоохранения, образования.

В большинстве стран мира, продолжает Акбар Тукаев, где созданы национальные компании в нефтегазовой отрасли, инвестиционной деятельностью занимаются прежде всего именно они. Например, в Саудовской Аравии в нефтехимию и нефтепереработку, а эти отрасли там стали развивать в конце 1980-х, поначалу вкладывали по $5-10 млрд чуть ли не ежегодно – за счет средств национальной компании SaudiAramco. При всей мощности страны в плане запасов и добычи, даже для такого гиганта, как SaudiAramco, это значительные суммы. И тем не менее нефтяной игрок не отказывается от заемных средств. Последний пример: в марте этого года он подписал соглашение с международными банками о привлечении $10 млрд резервных возобновляемых кредитов. «Привлекать солидные средства – это нормальная традиционная практика для крупных хозяйствующих субъектов, так что бояться долга КМГ не стоит. Главное, этот вопрос должен тщательно прорабатываться, чтобы не возникло реального ущерба», – считает собеседник.

Операция «Спасение»

Предправления «Самрук-Казыны» Умирзак Шукеев обозначил временные границы решения проблем «КазМунайГаза» – месяц-два, и этим вопросом, сказал он, фонду придется «капитально заняться, то есть спасать».

«Не думаю, что сейчас стоит вопрос об одновременном возвращении 18 или чуть меньше миллиардов», – говорит Акбар Тукаев. По его словам, привлечение «КазМунайГазом» финансовых ресурсов обсуждалось с консультантами. Прорабатывались детали – и постепенность погашения долга, и процентные ставки. Когда крупные финансовые структуры, особенно западные, открывают кредитные линии, они прежде всего сами оценивают вероятность возврата. По финансовым ресурсам, привлеченным КМГ, существовало решение, которое удовлетворило и компанию как получателя инвестиций, и финансовые структуры как источник средств. «Процесс расчета с кредиторами «родился» не сегодня, он прорабатывался ответственными лицами», – комментирует аналитик.

Заместитель председателя правления ФНБ «Самрук-Казына» Елена Бахмутова уверена: «КазМунайГаз» погашает и обслуживает долг «в нормальном режиме» – как любая другая корпорация или государственный бюджет. Хотя, безусловно, снижение мировых цен на нефть и отложенный пуск добычи на Кашагане осложняют самочувствие оператора. «Ничего страшного в том, что у компании есть долги, не произошло, абсолютно. Вопрос стоит в том, сможет ли она обслужить свои долги. Да, сможет», – цитирует топ-менеджера КазТАГ.

Но Галим Хусаинов не исключает того, что у «КазМунайГаза» могут возникнуть проблемы с обслуживанием долга. Сейчас, говорит он, ссылаясь на данные компании за I квартал этого года, на обслуживание долга у компании уходит примерно 250 млрд тенге в год, то есть чуть больше $1,3 млрд. Операционная прибыль до уплаты налогов и процентов по итогам указанного периода без учета ассоциированных компаний составляет практически ноль. Начисленные проценты – более 62 млрд тенге за квартал. Доля прибыли в ассоциированных компаниях – 61 млрд тенге, а доход от переоценки валюты и финансовые проценты – примерно 42 млрд тенге. «Учитывая, что денежный поток ассоциированных компаний независим, а также имеются инвестиционные обязательства КМГ по текущим проектам, общий свободный денежный поток у КМГ сейчас отрицательный. По той же финансовой отчетности за I квартал чистый операционный денежный поток составил 21 млрд тенге, тогда как поток от инвестиционной деятельности – 112 млрд тенге. Соответственно, свободный денежный поток – минус 90 млрд тенге», – разъясняет аналитик. Также, по его словам, нужно учитывать сложность по трансферам от генерирующих дочерних компаний, где имеются существенные доли других акционеров, таких как РД КМГ. Естественно, у КМГ могут возникнуть проблемы с обслуживанием долга. В качестве иллюстрации он приводит такой факт: согласно финотчетности за I квартал 2015 года, начислено 62 млрд тенге процентов, а уплачено фактически 29 млрд тенге, что составляет менее половины от начисленной суммы.

Приватизация НПЗ как вариант

По словам Елены Бахмутовой, «вопрос, который как раз и решится в течение ближайших двух месяцев», – это поиск финансирования для дополнительных инвестиционных проектов «КазМунайГаза». Он рассматривается совместно с акционером (100% акций компании принадлежат фонду «Самрук-Казына»).

Галим Хусаинов говорит: оценить возможный дефицит денежных средств КМГ для реализации его инвестиционной программы сложно, так как для этого нужно иметь доступ к более полной информации. Но если судить по имеющимся отчетным данным, в частности, по тому, что в I квартале этого года денежный поток составил минус 90 млрд тенге, то можно заключить, что у компании свободный денежный поток в каждом из оставшихся трех кварталов этого года составит приблизительно минус 100 млрд тенге, то есть до конца года порядка 300 млрд тенге. Если к этому прибавить минус 300 млрд тенге текущих финансовых обязательств по уплате долгов, которые потребуют привлечения дополнительного финансирования, то денежный поток составит минус 600 млрд тенге до конца года.

«На конец I квартала у КМГ имеется накопленная наличность в размере 382 млрд тенге, учитывая необходимость переходящего остатка по денежным средствам, например, хотя бы в размере 200 млрд тенге, потребность в дополнительном фондировании по году может составить порядка 420 млрд тенге», – оценивает аналитик.

По его мнению, финансовую подпитку «КазМунайГаз» может получить от выпуска облигаций. Выкупить их можно было бы за счет государственных денег – из Национального фонда или ЕНПФ. Этот способ Галим Хусаинов называет самым легким. Если же рассматривать такой вариант как привлечение внешнего заимствования, то, по его мнению, при текущих ценах на нефть и слабой прибыльности это будет дорого стоить. «В качестве возможного источника фондирования возможна продажа непрофильных активов и привлечение стратегических партнеров в крупные проекты. Наиболее рациональный вариант – приватизация существующих НПЗ, так как их стоимость при низких ценах на нефть будет достаточно высокой», – заключает аналитик.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю