Кто раскачивает нефтяной рынок?

20.09.2016

Источник: Kapital.kz

Вторая половина лета активизировала стройные ряды нефтяных пессимистов. Этому способствовали: рост добычи в Саудовской Аравии, возможный ренессанс сланцевого сектора в США, всплеск индекса доллара США и другие моменты. «В результате нефтяные цены опять возвращаются в режим «качелей», практически каждый день давая пищу для размышления. Однако поступающая в массовое сознание информация и фактические показатели рынка могут несколько отличаться», – говорит заместитель генерального директора Казахского института нефти и газа Акбар Тукаев.

«Информационные казусы» августа и цифры, которые действительно важны для нефтяного рынка, – по просьбе центра деловой информации Kapital.kz эксперт все разложил по полочкам.

Август: ожидания и реальность

В августе произошло три, как их называет эксперт, «информационных казуса». «Видимо, перестраховываясь и в то же время попав под влияние биржевых «медведей», в начале августа Агентство энергетической информации США определило прогнозный уровень цены Brent на месяц – 41 доллар за баррель. А по факту средняя цена в августе составила 47 долларов», – указывает на первый казус аналитик.

Второе момент: вопреки массовым прогнозам различных аналитических структур, индекс деловой активности PMI в Китае (второй стране мира по потреблению нефти) составил 50,4%. А это, поясняет эксперт, лучший показатель за последние 22 месяца.

Третий пример. «Рост запасов нефти в США, преподносимый в августе в контексте избыточного предложения, на самом деле происходил за счет роста импорта нефти. Если в 2014-2015 годах Соединенные Штаты закупали около 7,3 млн баррелей нефти в сутки, то средний показатель по 2016 году – под 8 млн барр./сут. Также США стали больше покупать за рубежом авиационного и автомобильного топлива», – поясняет Акбар Тукаев.

Что сейчас важно для рынка?

Далее эксперт рассматривает цифры и данные, которые необходимо учитывать, чтобы понять, что происходит на рынке.

Прежде всего, речь идет о среднегодовой стоимости Brent: пока текущие котировки летают на «качелях», среднегодовая цена постепенно растет. Если в январе она составляла около 30 долларов за баррель, то сейчас – 42,8 долларов по фьючерсам и 41,3 доллара по спотовым сделкам. «По итогам 2016 года средний уровень составит не менее 44 долларов по фьючерсам и около 43 долларов – по спотовым сделкам», – уверен спикер.

Отметим, что на прошлой неделе (с 12 по 16 сентября) баррель Brent торговался на уровне 45-48 долларов. В понедельник, 19 сентября, котировки в ходе торгов уходили вниз за отметку 46 долларов. Максимум сентября – 50,14 доллара (на сессии 8 сентября).

До статистической погрешности

Растет и спрос. Исходя из текущих данных, мировой спрос на нефть в 2016 году установит новый мировой рекорд и вырастет на 1,5 млн барр./сут., говорит Акбар Тукаев. В то же время предложение увеличится примерно на 1 млн барр./сут.

Эксперт объясняет, к чему это приведет. За счет того, что спрос будет расти быстрее, чем предложение, разница между ними существенно сократится уже в IV квартале этого года. В январе предложение превышало спрос на 3 млн барр./сут., в четвертом же квартале не превысит и на 1 млн барр./сут. А в первом полугодии 2017 года проблема уменьшится до статуса статистической погрешности.

Вместе с тем, отмечает аналитик, для объективности надо признать, что зимний прогноз говорил о нивелировании разницы спроса и предложения уже в IV квартале 2016 года.

Кто двигает спрос?

По словам Акбара Тукаева, дюжина стран определяет порядка 70% мирового потребления нефти. В этих государствах спрос, согласно ожиданиям, вырастет в нынешнем году не менее чем на 700 тыс. барр./сут.

При этом рост спроса со стороны основных потребителей составляет: по 300 тыс. барр./cут. – в Индии и КНР, более 200 тыс. барр./cут. – в США, более 100 тыс. барр./cут. – в Южной Корее.

В то же время Япония и Бразилия отрицательно воздействуют на спрос топ-дюжины, показатели ведущих стран ЕС остаются на уровне прошлого года.

«Наживка» проглочена

Рассматривая ситуацию с предложением, собеседник делает несколько замечаний. Во-первых, темп роста предложения в 2016 году отстает от темпа роста спроса. Во-вторых, нужно учитывать, что «рекордный» рост производства в ОПЕК достигнут главным образом за счет присоединения к организации Индонезии и Габона. В-третьих, увеличение добычи в Саудовской Аравии обусловлено сезонным фактором. В-четвертых, сильно замедлился прирост предложения со стороны Ирана. В-пятых, есть целая группа стран, снижающих показатели добычи.

«Те, кто имеет весьма смутное представление о нефтяной отрасли, легко попадается на «наживку» различных информационных агентств о немыслимо высокой добыче ОПЕК в 2016 году. Вместе с тем, в данном вопросе нужно учитывать, что совсем недавно в состав нефтяного картеля вошли Индонезия и Габон. Соответственно, показатели добычи этих двух государств начали приплюсовываться к консолидированным параметрам. Без Индонезии и Габона совокупный показатель ОПЕК окажется меньше на весомый 1 млн барр./сут.», – комментирует Акбар Тукаев.

Иранский аспект исчерпывает себя

Кроме того, продолжает спикер, в оценке деятельности ОПЕК следует учитывать сезонный фактор. К примеру, Саудовская Аравия традиционно существенно наращивает добычу в летний период, что связано с ростом внутреннего потребления. Период июня-августа 2016 года также подтвердил такую траекторию показателей добычи в этой стране. В сентябре-декабре этого года уровень добычи у саудовцев будет существенно ниже, поясняет аналитик.

Для рынка важно, что начинает исчерпывать себя иранский аспект. «Снятие санкций привело к тому, что в первые пять месяцев этого года Иран прибавлял в добыче до 200 тыс. барр./сут. В последние же месяцы прирост составил не больше пары десятков тысяч баррелей», – приводит данные эксперт.

Казахстан не достигнет прошлого уровня

Продолжая тему производства нефти, Акбар Тукаев указывает на то, что сейчас в мире всего 18 государств имеют уровень нефтедобычи выше 1,5 млн барр./сут. При этом около трети этих стран в 2016 году снизят физические объемы нефтепроизводства.

По имеющимся оценкам, в США падение добычи в этом году ожидается на уровне 400 тыс. барр./сут., в Китае – более 200 тыс. барр./сут., в Венесуэле – более 150 тыс. барр./сут. Продолжится снижение показателей Мексики – ориентировочно на 100 тыс. барр./сут. Не достигнут прошлогоднего уровня Нигерия и Казахстан.

«Таким образом, порядка 1 млн барр./сут. от общего объема добычи ведущих нефтедобывающих стран уже «изымается» с рынка и частично компенсирует рост производства в России, Саудовской Аравии, Иране, Ираке, ОАЭ, Бразилии и ряде других государств», – поясняет эксперт.

В отношении Бразилии он делает интересное наблюдение: «В этом году в стране уникальная ситуация: проведение Олимпиады, импичмент президенту, падение ВВП на 4%, снижение потребления нефти – и рост добычи нефти (!)

Буровые: рост и сокращение

Один из факторов биржевой волатильности нефтяных цен – динамика числа буровых установок.

«На самом деле, рост числа буровых установок в мире, который идет несколько последних месяцев, осуществляется только за счет США и Канады», – говорит аналитик.

На Ближнем Востоке практически весь год идет снижение: с 407 в январе до 379 в августе. В настоящее время в сравнении с началом года число действующих буровых в Латинской Америке уменьшилось на 56, в Африке – на 13, в Европе – на 12 единиц.

Сланцевики в затруднительном положении

В связи с этим Акбар Тукаев предлагает подробнее рассмотреть ситуацию в США. С начала 2016 года добыча упала более чем на 700 тыс. барр./сут. По сравнению с пиком 2015 года сейчас добыча меньше на 1,2 млн барр./сут. Но начиная с июля этого года благодаря низкопроницаемым коллекторам американские производители сырой нефти пытаются держать уровень добычи около 8,5 млн барр./сут.

По словам эксперта, активизация сланцевого сектора обусловлена не только снижением себестоимости добычи и развитием технологий. «Сейчас американские сланцевые компании находятся в крайне затруднительном финансовом положении и используют любую возможность для возобновления производства», – поясняет он.

Недавно опубликована статистика: компании США, занимающиеся добычей нефти из низкопроницаемых коллекторов, в I квартале 2016 года потратили в среднем в четыре раза больше, чем заработали. На это накладывается долговая нагрузка.

«Десятке ведущих операторов в сегменте добычи сланцевой нефти потребуется в среднем десять лет, чтобы расплатиться с долгами, если они будут направлять на эти цели ВСЕ поступления от продажи углеводородов. В Пермском бассейне, где расположено порядка 60% действующих буровых установок страны, у большинства операторов соотношение долга и денежного потока примерно 6:1. Тогда как в целом по экономике США соответствующий средний банковский порог терпимости к риску сейчас составляет 4:1», – поясняет собеседник.

Не верить ни критикам, ни фанатам

Кроме того, продолжает Акбар Тукаев, сланцевый фактор имеет специфичные отраслевые ограничения. «Несколько тысяч законсервированных высокодебитных скважин», якобы ждущих своего часа, могут оказаться частичным блефом. При текущем долговом бремени масштабная консервация таких скважин весьма спорный вопрос. Скорее всего, геофизические перспективы не такие радужные. Иначе, с учетом инвестиционного цикла, уже сейчас рост буровых установок в США был бы не поштучный, а исчислялся сотнями», – анализирует ситуацию эксперт.

В целом, по его мнению, сейчас нельзя слепо верить как оголтелым критикам сланцевой добычи, так и фанатам «американского чуда». А это значит, что в сравнении с 2015 годом добыча в США в этом году сократится ориентировочно на 400 тыс. барр./сут. Рост до уровня 2015 года возможен не раньше 2017 года.

«Недавно услышал реплику босса одной американской сланцевой компании: сейчас Северная Америка исчерпала возможности подталкивания нефтяных цен вверх, теперь инициативу должны брать страны ОПЕК и Россия. Думаю, это определенное лукавство, так как Москва и Эр-Рияд и сами еще в первом квартале этого года вполне четко осознали возможности воздействия на мировой рынок через простое обсуждение инициативы «заморозки». И теперь сознательно используют этот инструмент в качестве ответной меры на «медвежьи» информационные вбросы», – считает Акбар Тукаев.

В противовес биржевым «медведям»

«Дубинка заморозки» возвращает из виртуального мира в реальный желающих обвалить и «упокоить» нефтяные цены. Это было весной, это было в начале августа и сентября», – продолжает собеседник.

По его мнению, здесь не важны конкретные подписанные документы. Даже просто разговоры о «заморозке» – это адекватный инструмент противодействия подчас абсурдной информации, масштабируемой нефтяными «медведями».

Пример такого противодействия: на стыке июля и августа длинные позиции по фьючерсам и опционам Brent на Лондонской бирже упали до 380 тыс. контрактов, а короткие – превысили 120 тыс. «Вполне реален был взрыв панических настроений… Но не тут-то было! В результате анонсированных договоренностей России и Саудовской Аравии длинные позиции на Лондонской бирже в достаточно сжатые сроки возвратились на четырехмесячный максимум – 436 тыс. контрактов. Соответствующие короткие позиции также прервали опасный крен, похожий на ситуацию конца 2015 года, когда показатель составлял свыше 130 тыс. контрактов», – рассказывает Акбар Тукаев.

Использовать козырь по максимуму

Сейчас, кроме США, по словам эксперта, выделяются три страны, способные ломать биржевые тренды и давать значительный позитивный импульс ценам, – Саудовская Аравия, Россия, Иран.

«Эр-Рияд, Москва и Тегеран сознательно осуществляют пресловутые словесные интервенции», – говорит собеседник. Саудовская Аравия уже прошла свой годовой пик добычи, при этом впервые за семь лет ожидает роста ВВП ниже 3%. Всплески роста добычи в России ограничиваются 47-48 млн тонн в месяц. Иран столкнулся с затуханием начального внутреннего импульса и более реально жаждет повышения ценовой планки. «Эти три страны способны максимально долго использовать «козырь заморозки». И это правильно!» – уверен аналитик.

Более того, несмотря на то, что вероятность реального подписания достаточно мала, но она есть, считает он. Ведь даже если только эти государства подпишут просто меморандум о намерениях в самом простом формате, к ним мгновенно присоединятся Венесуэла, ОАЭ, Катар, Эквадор, Алжир, Ангола, Нигерия и ряд других стран.

«В целом, информационные вбросы и риторика продолжат раскачивать рынок в ближайшие несколько месяцев. Но при любом раскладе среднегодовая цена на Brent будет выше 43 долларов за баррель, как по фьючерсам, так и по спотовым сделкам. Это почти в полтора раза выше прогноза правительства Казахстана на 2016 год», – заключает Акбар Тукаев.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю