Почему в Казахстане дорожает… нефть

14.01.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Не успел начаться 2016, а правительство уже задумалось о пересмотре годового бюджета, основанного на заведомо нереальных прогнозах. Других антикризисных рецептов, кроме сокращения расходов, пока не просматривается.

Пора укоротить горизонт

Мировые цены на нефть протестировали отметку ниже $30 за баррель. Потом они, правда, поднялись чуть выше этого значения, но все равно тревожный сигнал всем нефтезависимым экономикам направлен. Казахстан, страдающий такой зависимостью в острой форме, вынужден пересматривать свою антикризисную тактику, не успев начать реализовывать предыдущую. Министр финансов Бахыт Султанов сообщил, что уже на следующей неделе совет по экономической политике рассмотрит сценарии при цене на нефть $20-30 долларов.

Будет пересмотрен и республиканский бюджет, который был принят, исходя из заведомо нереалистичных показателей: цена нефти – $40 за баррель, курс – 300 тенге за доллар, инфляция – 6-8%. Эта утопичная схема развалилась с самого начала нового бюджетного года, что стало своего рода антирекордом - никогда еще республиканский бюджет не имел столь короткую историю. Что еще раз доказывает всю бессмысленность нынешнего трехлетнего бюджетного планирования, поскольку верстка бюджетных доходов и расходов на столь долгий период является пустой тратой средств налогоплательщиков.

Поэтому минфину следует не просто пересматривать сам бюджет, но и сократить коридор планирования - до одного года или даже короче, на полугодие или квартал. Сейчас, когда сырьевые цены меняются ежедневно, не время тешить свое самолюбие тем, что мы перешли к среднесрочному бюджетному планированию. Как показывает нынешняя ситуация, реальный горизонт планирования не превышает и месяца.

Слабый тенге – сильный бюджет

Помимо пересмотра бюджета иных действий, исходя из нынешней стоимости нефти $30 за баррель и перспективной стоимости в $20, глава минфина пока не назвал. Очевидно, речь пойдет об очередных вливаниях из Нацфонда для помощи отдельным компаниям и секторам. Будет продолжена и политика целенаправленного обесценивания тенге, которая уже принесла свои плоды для поддержания финансового благополучия сырьевых экспортеров и формального исполнения доходной части бюджета.

Сравните – год назад при цене нефти $49 за баррель и курсе 183 тенге за доллар баррель нефти стоил 8,9 тыс. тенге, а сейчас - 11,3 тыс. тенге, то есть на 27% дороже! Иными словами, если во всем мире нефть катастрофически дешевеет, то в нашем отдельно взятом государстве – дорожает. Понятно, что покупательная способность выручки в нацвалюте упала, однако именно в тенге платятся и зарплаты персоналу, и налоги государству, и накладные расходы. Поэтому слабый тенге останется в обозримой перспективе главной антикризисной стратегией – с той лишь оговоркой, что на период внеочередных парламентских выборов его падение могут все же несколько попридержать.

А что будет дальше? Министр финансов не стал называть ожиданий по поводу стоимости нефти, отметив, что «прогнозировать - самое неблагодарное дело».

Цены ушли в отрыв

Между тем, угадывать точную цену нефти через квартал, полгода или год сейчас и не требуется. На самом деле непредсказуемость нынешней экономической ситуации – это, по большей части, миф. То, с чем сейчас столкнулся Казахстан, является результатом долговременной тенденции.

По данным статкомитета, в прошлом году сложилась впечатляющая ценовая «вилка». Потребительские цены выросли на 13,6%, тогда цены предприятий – производителей промышленной продукции снизились на 4,8%. Это убедительно показывает тотальную зависимость потребительского рынка от импорта. Кроме того, в рост потребительских цен внесло свой вклад и несоразмерное подорожание услуг. Так, тарифы на перевозку грузов всеми видами транспорта поднялись на 26%, почтовые и курьерские услуги – на 12%. Между тем, как следует из статданных, цены на импорт снизились на 9,5%, тогда как стоимость экспортной продукции – на 22,7%.

Если взять данные пятилетней давности, то за этот период потребительские цены подпрыгнули на 45,5%, тарифы на грузовые перевозки - на 98%, тогда как цены производителей промышленной продукции выросли всего на 14,5%, цена импортной продукции снизилась на 3,6%.

Таким образом, потребительские цены давно стали вещью в себе, которая растет вне зависимости от экономической конъюнктуры. Государство этот факт маскировало официальными цифрами заниженной инфляции. Но сейчас та проблема, что потребительские цены отвязались от реальной ситуации в экономике и доходов населения, выплывает наружу.

Поэтому государственная экономическая политика должна фокусироваться не на том, чтобы сильнее раздувать ценовой пузырь, обесценивая валюту и кредитуя потребление, а на том, чтобы его ликвидировать за счет реальной защиты конкуренции, решительного снижения инфраструктурных и непроизводительных издержек для бизнеса. Это тяжелая и кропотливая работа, но иных путей не существует.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю