Почему Казахстан попал на 9 место в рейтинге дефолта по кредитам

18.08.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Казахстан занял девятое место в мире не только по размеру территории, но и, по оценке Bank of America, по риску дефолта по кредитам. Это стало свидетельством способности страны зарабатывать деньги в условиях рухнувших цен на нефть.

Нашли место на долговой карте

Сообщение о том, что Казахстан включен аналитиками Bank of America в десятку преддефолтных стран, всколыхнуло информационное пространство. Попытаемся внести некоторую ясность. Начать с того, что «преддефолтный» - это не какая-то официальная категория, отвечающая общепринятой методологии, а скорее - условное разделение. При этом эксперты BofA непосредственно не используют такой термин. Они просто разделили страны на 4 группы, ранжировав по стоимости кредитно-дефолтных свопов, отражающих вероятность невыплат по долгу.

На самом деле подготовленный BofA «Атлас меняющегося мира» (Transforming World Atlas) – это не какое-то глубокое аналитическое исследование, а сборник инфографики, дающей представление о ключевых тенденциях в самых разных сферах, используя карту мира. Одна из таких карт и посвящена риску дефолта по кредитам.

В «красной» зоне  -  Венесуэла, Греция, Украина и Пакистан.

В «оранжевую» группу с повышенным риском дефолта входят Египет, Кипр, Россия, Бразилия, Казахстан (9 место), Турция, ЮАР и Вьетнам.

В «желтую группу» со средним уровнем риска попали, в частности, Китай, Индия, Италия.

Зеленым цветом, символизирующим низкий уровень вероятности дефолта, окрашены на карте США, большинство западноевропейских стран, Япония, Корея, Саудовская Аравия.

Для выстраивания карты-рейтинга аналитики BofA использовали один критерий – стоимость суверенных кредитно-дефолтных свопов, которые используются как вид страховки от невыплаты правительствами своих долгов. Как и у других страховых продуктов, чем выше их цена, тем выше вероятность наступления события. Иными словами, в рейтинге дана оценка ситуации не экспертами банка, а теми, кто определяют стоимость страховки. Преимущество такой оценки в том, что она является рыночной, отражая не просто мысли кабинетных теоретиков, а стоимость реальных финансовых инструментов.

Ещё не Греция, уже не Таиланд

Хотя в рейтинге мы располагаемся не очень далеко от Греции и Украины, по стоимости кредитно-дефолтных свопов разница всё же очень большая – в 7-10 раз. Это несколько успокаивает. Но примерное равенство с Египтом и Кипром, а также гораздо более худший рейтинг, чем у Таиланда и Филиппин, не могут не настораживать. Ведь высокая вероятность суверенного дефолта – это показатель, который сигнализирует, что инвестиции в ту или иную страну становятся рискованными.

Чтобы понять, почему Казахстан, обладающий умеренным размером госдолга (менее $8 млрд) и большими резервами (более $68 млрд в Нацфонде), оказался на столь неблагополучной позиции, нужно понять логику оценки вероятности дефолта. Она связана не с размером долга, а со способностью экономики страны генерировать доходы, чтобы отвечать по своим долгам. Вот почему, например, в безопасной «зеленой» зоне находятся США с их астрономическим госдолгом ($18 трлн).

И вот почему лидером антирейтинга стала Венесуэла, опередившая Грецию, придавленную огромным долгом, и Украину, пребывающую в полувоенном положении. Венесуэла оказалась на грани дефолта, несмотря на богатейшие запасы нефти (добыча в прошлом году составила $140 млрд) при относительно небольшом населении – 30 млн человек, поскольку не смогла грамотно распорядиться нефтяными доходами.

Наиболее тревожная ситуация с долгом сложилась в тех развивающихся странах, которые сейчас принято причислять к будущим мировым лидерам, которые придут на смену США, ЕС и Японии. Все они быстро росли, однако база для роста оказалась неустойчивой.

Диагноз ставит рынок

Это в полной мере относится и к Казахстану. Наш рост был основан на поступлениях от экспорта нефти – щедром, но очень неустойчивом и непредсказуемом источнике, который в скором времени может иссякнуть. Стоимость кредитно-дефолтных свопов – это, по большому счету, оценка способности страны зарабатывать. Возможности Казахстана генерировать доход после падения стоимости нефти (а она уже упала ниже психологически важной отметки $50 за баррель) резко сократились. Других способов, как выясняется, нет.

Да, у нас есть Нацфонд, но он не является источником прибыли, а лишь механизмом латания дыр. И здесь с оценщиками кредитно-дефолтных свопов не поспоришь. Аргументы про ПИИР и «Нурлы жол» на них не действуют.

Безусловно, не стоит раздувать значение рейтинга, приведенного в «Атласе» BofA. Но нам нужно обратить на него внимание на как реальный взгляд иностранных инвесторов, которые не смотрят ни на заверения наших властей, ни на рекламные ролики, ни на планы по проведению ЭКСПО или Универсиады: они смотрят именно на такие скучные показатели, как стоимость кредитно-дефолтных свопов.

Для нас это должно быть очень важно, поскольку Казахстан рассчитывает на построение источника заработка, альтернативного нефти, именно при помощи иностранных инвесторов. Нужно научиться смотреть на свою экономику через призму их взглядов, чего у нас до сих пор не делалось.

У нас всегда считалось, что низкий дефицит бюджета и уровня государственного долга, а также высокие государственные резервы, – это и есть то, что позволяет считать финансы здоровыми. Однако важнее всего оказывается способность генерировать доход.

Оценка риска по суверенному дефолту касается госдолга, однако она неизбежно экстраполируется и на негосударственный сектор, что сулит бизнесу осложнения с получением займов и их удорожание. А это ещё более ухудшит и его финансовое здоровье. Это также нужно иметь в виду, составляя экономический прогноз на среднесрочный период.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю