Почему несырьевые отрасли экономики в РК зависят от цен на нефть

18.05.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Нефтяной экспорт Казахстана в 1 квартале 2016 рухнул почти на треть, но еще сильнее упал экспорт несырьевой. Этот показатель говорит о необходимости неотложного изменения подходов к диверсификации экономики.

Экспортная дыра

Самый впечатляющий экономический итог 1 квартала 2016 – обвал экспорта на 30,5%. Несмотря на масштаб этой цифры, названной недавно Национальный банком, она не вызвала широкого резонанса и не заслужила даже каких-либо пояснений со стороны экономических властей. Увлеченные «земельным вопросом», общество и государство словно не заметили огромной дыры в бюджетных доходах, проделанной падением поступлений от внешнеэкономической деятельности.

А ведь по экспорту нефти Казахстан в прошлом году вошел в десятку ведущих стран мира, заняв на мировом рынке долю 3,3% ($26,2 млрд). По этому показателю мы обошли Норвегию, Иран, Мексику, Оман. Поэтому игнорирование столь ощутимого снижения в такой стратегической сфере и отсутствие предложений по замещению экспорта выглядят по меньшей мере странно.

Здесь, наверное, сказывается экономический фатализм, выработавшийся у нас за время падения цен на нефть, на которое принято списывать все проблемы. Но есть два важных обстоятельства.

Во-первых, экспортная выручка у нас почему-то упала быстрее цен. Так, за январь-март, по данным Нацбанка, экспорт нефти и газового конденсата уменьшился на 41,1%, тогда как средняя стоимость нефти за первый квартал 2016 по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилась с $51 до $33 за баррель, то есть на 36%.

Промышленная деградация

Во-вторых, быстро снижается и несырьевой экспорт. По данным статкомитета, за первые три месяца года он упал на 18,6%. Если же сравнивать с первым кварталом 2012, то падение составило 44,6%! Между тем, это один из главных индикаторов программы индустриально-инновационного развития, которая предусматривает, что к 2019, по сравнению с 2012, стоимостной объем экспорт необработанных товаров должен вырасти на 9,2%.

И дело не только в том, что мы рискуем не выполнить план, двигаясь от него в обратную сторону. Проблема в том, что несырьевой экспорт – это, собственно говоря, сердцевина всей индустриальной программы. Она ведь именно для того и задумывалась, чтобы наращивать поставки несырьевых товаров, диверсифицируя источники экспортной выручки. Вместо этого наблюдаем обратную картину – несырьевой экспорт потерял почти половину объема за три с небольшим года.

Что примечательно, это не разовый провал, а долгосрочная тенденция. Экспорт обработанных товаров непрерывно сокращается, начиная с 2013. И происходит это в большинстве отраслей, которые являются приоритетами в программе индустриально-инновационного развития. Так, экспорт продукции черной металлургии по отношению к 2012 упал на 37,6%, цветной металлургии – на 30,5%, продуктов питания – на 33,4%, химикатов для промышленности – на 55%, железнодорожной техники – на 39,2%, оборудования для горнодобывающей промышленности – на 23,7%, оборудования для нефтяной индустрии – на 12,3%, стройматериалов – на 51,1%. Экспорт продукции нефтегазохимии к 2019 должен вырасти по сравнению с 2012 в 41 раз, но пока он упал на 63,8%.

Подъем показали лишь несколько отраслей. Из них наиболее впечатляющими темпами выросли по сравнению с первым кварталом 2012 объемы экспорта электрооборудования - на 59,4%, продукции автопрома - на 58% и сельхозтехники – на 52,6%. Объем экспорта продукции агрохимии увеличился на 1,6%, хотя к 2019 он должен почти утроиться.

Приоритеты завели в тупик

Таким образом, в настоящее время наблюдается не то что слабое продвижение индустриализации, а уже процессы деиндустриализации. При этом если нефтянка может всегда достаточно легко восстановить свои позиции, несырьевому сектору трудно будет восстановить потерянные экспортные позиции.

Катастрофическое падение казахстанского несырьевого экспорта практически совпадает по масштабам и периоду со снижением нефтегазового экспорта. В то же время на мировых рынках не произошло подобного уменьшения спроса и производства аналогичных видов продукции. Это говорит о том, что развиваемые несырьевые отрасли у нас прочно привязаны не к рынку, а к уровню сырьевых доходов. Пусть не напрямую, а опосредованно – через закупки государства и квазигосударственного сектора, а также господдержку, но сути дела это не меняют. Как только упали цены на нефть, тут же рухнул несырьевой экспорт.

Это означает одну простую вещь – в процессе индустриализации мы идем не совсем верным путем, поскольку несырьевые отрасли зависят от состояния сырьевых. И не достигается главная цель - обеспечение устойчивости экономики. Это причина для того, чтобы кардинально пересмотреть программу индустриализации, а не просто поменять приоритетные отрасли. Возможно, государству вообще следует отказаться от навязывания экономике приоритетов, поскольку этот путь оказался тупиковым; ручное управление не сработало.

Автор: Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю