Поможет ли продажа экспортной выручки курсу тенге?

07.10.2015

Источник: Курсив.kz

Российские экономисты считают, что продажа валютной выручки экспортерами на внутреннем рынке поможет поддержать курс тенге, казахстанский аналитик полагает, что эффект будет незначительным. При этом все признают, что проблема заключается в легитимности этого указания, в случае его принудительной реализации.

Напомним, что недавно заместитель председателя национальной палаты предпринимателей (НПП) «Атамекен» Юлия Якупбаева предложила обязать казахстанских экспортеров продавать часть валютной выручки на внутреннем рынке. Об этом сообщал КазТАГ.

«Для того чтобы курс пошел вниз, необходимо, чтобы начались «перевороты» в тенге. … Для того чтобы прекратились интервенции, необходимо остановить спекулятивный настрой. Остановить спекулятивный настрой можно несколькими инструментами», - сказала Ю. Якупбаева на пресс-конференции в понедельник в Астане.

«Первое – ввести какую-то фиксированную ставку… При изменении, допустим, в течение дня курса более чем на 3% торги останавливаются, как это делается в цивилизованном мире. Либо чтобы появился какой-то альтернативный крупный игрок, который бы продавал валюту, - это наши экспортеры. Этот инструмент называется «обязательная реализация части экспортной выручки». Конечно, это непопулярная мера и возможность ее введения нужно обсуждать с экспортерами», - добавила она.

По ее словам, эти предложения были представлены в Правительство и Национальный банк.

Об этом говорилось и год назад, в ноябре 2014 года, когда президент выступал с ежегодным посланием к народу Казахстана.

Поможет ли это курсу тенге?

По словам директора аналитического департамента российской инвестиционной компании «Golden Hills - КапиталЪ АМ» Михаила Крылова в экспортной экономике продажа валютной выручки - главный способ поддержания обменного курса.

«Проблема этого способа в том, что он нелегитимный. Добиться продажи выручки можно только путем переговоров. Вводить это в законодательный оборот неправильно. Это вовсе не рыночный способ», - сказал он.

Он рассказал о российском опыте введения этой инициативы для поддержания курса рубля.

«В России это произошло директивным путем после валютного кризиса 2014 года, но через компромисс. Правительство поручило экспортерам сообщать Центральному Банку о планах по продаже валютной выручки. Можно сказать, что у нас это произошло в «добровольно-принудительном порядке», - говорит эксперт.

Российский документ, в котором зафиксировано это обязательство, называется «Инструкция Банка России от 30.03.2004 N 111-И (ред. от 29.03.2006) «Об обязательной продаже части валютной выручки на внутреннем валютном рынке Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 29.04.2004 N 5779)».

Он добавил, что в Украине подобный документ называется «Постановление 515» и № 540 от 29 августа 2014 года.

По его словам эта мера спасла рубль от падения в область 120 рублей за доллар, поскольку продажа валютной выручки - это мера, которая искусственно расширяет спрос на отечественную валюту в отсутствии мирового спроса на межбанковском рынке и нежелании участников экономики рисковать.

Он считает, что эту меру можно использовать еще лет 60, пока не будет проблем с добычей углеводородов.

По словам управляющего директора инвестиционной компании Hedge.pro Ильи Бутурлина, с точки зрения поддержания курса этот метод более чем эффективен.

«Это отлично работало во времена спекулятивной активности с рублем. В декабре было дано негласное указание крупнейшим экспортерам выбросить на рынок часть валютной выручки, что поддержало валютную ликвидность и нейтрализовало часть панического спроса на рынке. Благодаря этому пара доллар/рубль потеряла около 40% за период с 17 по 26 декабря», - говорит он.

При этом он признает, что это «конечно, незаконно».

«Бизнес имеет право сам принимать решение, когда и в каких объемах менять собственную выручку. Правительство на это право не имеет, однако оно вполне может попросить об этом неформально. Тем более столь же незаконно, напротив, создавать спекулятивную панику на рынке и умышленно ужимать ликвидность для увеличения своей валютной выручки. Если экспортеры откажутся помогать властям, к ним могут быть применены иные более законные меры», - полагает Илья Бутурлин.

Российский опыт не для Казахстана

Казахстанский аналитик, председатель правления «BRB Invest» Галим Хусаинов другого мнения относительно эффективности предлагаемого инструмента.

По его словам поддержание курса тенге за счет обязательной реализации части экспортной выручки в текущих условиях будет носить незначительный эффект, что связано с одним важным фактором – незначительными объемами этой выручки.

«Для поддержания текущей операционной деятельности валютные экспортеры итак вынуждены продавать часть валютной выручки. В этом смысле необходим расчет величины валютной выручки, которая у них остается после выполнения своих текущих обязательств и валютных обязательств, а именно импорт товаров, работ, услуг и обслуживание финансовых обязательств.

Судя по значительному сокращению валютных поступлений и имеющимся валютным обязательствам, сумма денежных средств, которая останется для возможности обмена будет незначительной», - говорит экономист.

Он полагает, что если заставить всю выручку экспортеров продавать, то те же экспортеры будут покупать доллары для выполнения своих обязательств, поэтому мы увидим только еще большую волатильность тенге, так как возрастут объемы однонаправленных торгов валютой.

Глава «BRB Invest» считает, что легитимность такого решения возможна только за счет изменения целого ряда законодательных актов, и она не может коснуться конкретной отрасли, так как это вызовет просто дальнейшую оптимизацию и увеличение транзакционных расходов.

«Административно заставить менять доллары на тенге будет сложно, так как менеджмент действует в интересах акционеров и если это противоречит их интересам, обязать частный сектор осуществлять такой обмен будет просто невозможно», - считает Галим Хусаинов.

Эксперт подтвердил, что в России действительно была такая практика, когда экспортеров административно обязывали продавать валюту, но по его словам, это не оказало значительного влияния на курс рубля. Кроме того, влияние этой инициативы на российский и казахстанский рынки могут быть разными в силу отличий в структуре экономик.

«В России более дифференцирована экономика и более половины экспорта составляют несырьевые товары. Если у нас экспорт нефти и газа составляет порядка 70% всего экспорта, то в России доля в экспорте нефти и газа составляет порядка 40%.

При этом сальдо торгового баланса в России в отношении импорт к экспорту составляет порядка 50%, то в Казахстане отношение импорта к экспорту составляет порядка 60%.

Другими словами, мы более зависимы от сырьевых товаров и от импорта, нежели Россия. Поэтому, влияние, по сути, будет различное, на валютный рынок», - сказал он.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю