При дальнейшем снижении цен на нефть очень быстро войдем в рецессию

19.01.2016

Источник: Капитал.kz

В экономическом сообществе в очередной раз разгорелись споры, и темой для этого стала не только необходимость проведения девальвации в Казахстане, но и средства Национального фонда. Своим мнением на этот счет с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz поделился член правления Halyk Finance Мурат Темирханов.

- Мурат, в своей недавней статье вы писали о том, что при падающих ценах на нефть обязательно будет продолжаться девальвация тенге. Означает ли это, что тенге может девальвировать и далее? У НБ РК прописано, что в случае шоков он может влиять на курс. Необходимо ли это, по вашему мнению? И когда возможен пик, чтобы вмешаться в стабилизацию курса?

- Действительно, как я отмечал в статье, в сырьевой экономике, если она открытая и рыночная, есть практически прямая связь между снижением цены на сырье и девальвацией валюты. Рыночный курс сам подстраивается, чтобы, проще говоря, выровнять экспорт и импорт.

В Казахстане валютный рынок все еще очень плохо развит, и доминирующую роль на нем играет Национальный банк. Сегодня видно по валютным торгам на бирже, что регулятор старается поддерживать курс так, чтобы он отвечал фундаментальным факторам, прежде всего цене на нефть. Это правильный подход, позволяющий сбалансировать государственные финансы. Я думаю, он больше не будет фиксировать курс на определенном уровне (это слишком дорого обходится). Поэтому, чем ниже цена на нефть, тем больше тенге будет девальвировать, и наоборот.

- Вы также отмечаете, что сокращение валютных резервов привело бы к катастрофе…

- При фиксации курса и падающей цене на нефть с июня 2014 по август 2015 года мы "сожгли" 28 млрд долларов. Если бы мы продолжали такими темпами, то наши консолидированные валютные резервы закончились бы за 2-3 года. При нулевых валютных резервах в стране наступила бы экономическая катастрофа.

- Кстати, говоря о средствах Национального фонда, на прошлой неделе прозвучали ряд заявлений том, что они могут закончиться через 6-7 лет. Так ли это, по вашему мнению?

- Это зависит от того, какой монетарной и фискальной политики будут придерживаться экономические власти. Если они будут фиксировать курс, как раньше, чтобы не снижать благосостояние населения, то резервы закончатся через три года.

При очень консервативной политике можно сделать так, что резервы не закончатся, пока у нас будут покупать нефть и другие ресурсы, пусть и по очень дешевой цене. Однако в этом случае надо сократить пенсии, зарплаты в госсекторе и другие социальные обязательства бюджета, чтобы наши госрасходы один в один соответствовали резко упавшим доходам бюджета.

Сейчас правительство тратит деньги Нацфонда и не снижает, а даже повышает социальные обязательства в ожидании либо повышения цены на нефть либо когда наконец-то заработают диверсификация и индустриализация экономики.

- В одной из недавних статей эксперты отметили, что необходимо было провести разовую девальвацию в прошлом году и это бы стимулировало снижение долларизации экономики. Согласны ли вы с этим?

- Нет, не согласен. Самое главное, нужно было перейти на свободно плавающий курс в период высоких цен на нефть. Тогда это было бы безболезненно. Есть четкие исследования Международного валютного фонда, подтверждающие, что когда национальная валюта не только девальвирует, а может время от времени сильно укрепляться – это резко снижает желание переводить свои сбережения в доллары и другую валюту.

- Почему все-таки, по вашему мнению, мы не смогли перейти на новую денежно-кредитную политику, ведь еще в 2011 году экс-глава Нацбанка Григорий Марченко говорил, что не готовы к инфляционному таргетированию?

- Я считаю, что осуществить переход к инфляционному таргетированию можно было давно. Просто от изобилия нефтедолларов у властей закружилась голова, и они стали думать, что это будет продолжаться вечно. В результате структурные реформы, включающие внедрение инфляционного таргетирования, они отложили в долгий ящик. Сейчас мы страдаем только из-за этого.

- Цена на нефть вновь показала снижение. Как вы считаете, возможна ли в этой связи в Казахстане рецессия экономики?

- При дальнейшем снижении цен на нефть мы очень быстро войдем в рецессию. Не могу утверждать, но по ощущениям мы уже вошли в нее. Определенные цифры государственной статистики, к сожалению, вызывают недоверие.

- Есть ли необходимость сегодня стимулировать кредитный рынок и должен ли Нацбанк давать деньги банкам?

- К сожалению, в отсутствие доверия к Нацбанку и тенге в стране будут сохраняться высокие девальвационные ожидания. В такой ситуации, когда регулятор начнет давать дешевую ликвидность на рынок, она сразу же пойдет на скупку валюты, что еще больше усилит девальвацию. Поэтому, пока не появится такое доверие, Нацбанк будет вынужден ограничивать ликвидность тенге на рынке, что будет негативно сказываться на росте экономики. Сколько времени будет продолжаться такая ситуация – трудно сказать. Здесь все зависит от Нацбанка и правительства.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю