Не отходя от склада: как банкам следить за залоговым товаром

24.02.2016

Источник: Finparty

Роман Барбаев, управляющий партнер производственно-складского комплекса «Технопарк Купавна», и его директор по развитию Алексей Ларин создали сервис, полезный для банков и их клиентов. Он позволяет контролировать залог в виде товаров в обороте. Подробности — в нашем интервью.

— Как вам пришла в голову идея проекта?

Роман Барбаев: Сотрудники банков нам часто жаловались на то, что складские комплексы, на которых хранится товар, находящийся в залоге, ленятся и кроме ответственного хранения не предлагают никаких дополнительных опций для контроля над ним. Оценив наши складские мощности, программное обеспечение, персонал, мы предложили услугу — гибрид логистических, сюрвейерских (по оценке имущества страховщиком — FP) и консультационных сервисов. Назвали ее «Контроль складских остатков» (КСО) и приступили к работе. По сути, это новый способ управлять банковскими рисками при кредитовании торговых предприятий, у которых есть товарные остатки и запасы.

— В чем специфика этого сервиса?

Р. Б.: Мы предлагаем банкам отдать на аутсорсинг непрофильную для них деятельность — контроль залога. Допустим, вы продаете консервированные оливки. Вам понадобился кредит для финансирования торговой деятельности. Для того чтобы банк мог вам его выдать, ему нужно обеспечение кредита. То есть залог. Им может стать товар, который вы продаете. Хранится ваш товар на складе — туда поступает и оттуда отгружается, идет товарооборот. При этом предусматривается неснижаемый остаток товара, который должен быть на складе в любом случае (например, на сумму 1 млн рублей). Это и есть обеспечение кредита. Однако банк не может в режиме реального времени контролировать отгрузки и реализацию вашей продукции, отслеживать, достаточно ли на складе залога. Поэтому контроль обычно проводится нерегулярно — ни один банк не поставит около склада постоянную охрану и не возьмет на себя функцию непрерывной оценки. За него это может делать профильная логистическая компания с опытом и необходимыми ресурсами.

— Почему это выгодно банкам?

Алексей Ларин: Они экономят деньги и время. Благодаря системе мониторинга в режиме онлайн, вместо того, чтобы ехать на склад, сотрудник банка просто зайдет в «Личный кабинет» на сайте нашей компании и отследит, что происходит с товаром заемщика. Мы даем банку возможность «нашими руками» считать, контролировать, видеть, что товара достаточно.

Кроме того, мы выступаем как своеобразный стресс-тест для потенциальных заемщиков. Например, банк сообщает клиенту, что готов его кредитовать при условии, что тот воспользуется услугой КСО. Если клиент отказывается, то в банке понимают: что-то идет не так — либо залога нет, либо его стоимость завышена, либо это сборный залог нескольких клиентов.

Екатерина Блинова (FP), Роман Барбаев и Алексей Ларин

— Чего никогда не произойдет у вас на складе?

Р. Б.: Приведу пример. В конце 90-х крупная компания, которая среди прочего продавала собственный алкоголь, кредитовалась под залог товаров в обороте. У нее были прекрасный денежный оборот, отличная репутация. Товар хранился на складе. Наступил момент, когда компания по какой-то причине не смогла обслужить один из своих кредитов. Люди из банка выехали на склад с проверкой. Увидели коробки с алкоголем, начали подсчитывать и оценивать залог. И вдруг сотрудник банка случайно задел плечом одну из запечатанных коробок, стоявшую на палете. Она упала и оказалась пустой. Стали проверять остальные — в них товара не было вообще. Позже выяснилось, что клиент еще и отдавал его в перезалог другим банкам. У нас такая ситуация исключена. Доступ к товару имеют только наши сотрудники и экспедитор, который приезжает с фурой забирать груз. Мы проверяем и маркируем каждую партию, у нас стоит система WMS (Warehouse Management System). Все процессы складской работы автоматизированы.

— Почему услуга КСО выгодна клиентам банка — заемщикам?

А. Л.: Фактически мы предлагаем им не просто аренду складских помещений, а услугу ответственного хранения и контроля. Заемщик отдает нам продукцию, а мы с ней делаем то, что раньше приходилось делать ему самому: сортируем, формируем в виде заказов, а потом отгружаем и доставляем тем клиентам, которых он укажет. О любых проблемах мы информируем его и банк одновременно.

— В какой момент вы подключаетесь к работе?

Р. Б.: Первый вариант — когда банк сообщает нам о решении кредитовать клиента и дает информацию о нем. С этого момента начинают работать кредитчики, залоговая служба и рисковики — они собирают необходимый пакет документов. Мы, в свою очередь, оцениваем залог и стоимость его хранения и этим дополнительно регулируем риски. Второй вариант — когда клиент уже хранит у нас товар и обращается с просьбой посоветовать банк, который даст ему кредит под имеющийся на складе залог. Как правило, мы рекомендуем тех, с кем работаем. Например, Московский Индустриальный Банк, который активно развивает кредитование торговых предприятий. И в декабре стал двадцатой кредитной организацией в России, которой государство в лице Агентства по страхованию вкладов передало облигации федерального займа (ОФЗ) стоимостью 6,3 млрд рублей в рамках госпрограммы докапитализации банков.

— Сейчас ведь банки неохотно кредитуют под залог товаров в обороте?

Р. Б.: Сегодня, поверьте, это лучший залог, чем недвижимость, которая не продается и не покупается. Структурировать сделку по продаже офисного центра, обремененного долгами, гораздо сложнее, чем продать партию товара с дисконтом 50%. С товаром проще — его можно переместить, отдать на реализацию и так далее. Скажем, оливки вы продаете по 50 рублей за банку, и ее покупают. А в качестве залога банк оценивает ее по закупочной цене 40 рублей и дисконтирует до 50%. То есть одна банка оливок — уже обеспечение для 20 рублей кредита. Получается, что товар, который постоянно в движении, превращается для банка в твердый залог при гарантированной цене его реализации. При этом не ограничивается деятельность заемщика: товарообороту ничто не мешает.

— Если банк конфисковал товар в счет долга, что с ним происходит дальше?

А. Л.: Процедура взыскания залога юридически оформляется в виде претензии банка и документа об изъятии этого залога. А физически банк оставляет изъятый товар у нас на складе, а мы, если нужно, реализуем его в интересах банка в максимально сжатые сроки. Тут все зависит от партии. Если она небольшая (оценивается в пределах 5 млн рублей), мы можем сделать это в течение дня. Допустим, в магазине бутылка вина стоит 1200 рублей. А теперь представьте, что это же самое вино, служившее залоговым обеспечением, мы продаем с дисконтом 50%. То есть по 600 рублей. Его точно заберут — есть компании, которые специализируются на выкупе товара с дисконтом.

— Многие банки закрываются, предприниматели теряют бизнес. Какой смысл выходить на рынок с новым проектом именно сейчас?

Р. Б.: В связи с кризисом, острая фаза которого длится последние полтора года, освобождаются торговые ниши. Многие компании уходят с рынка, теряют ликвидность. Но свято место пусто не бывает, и их заменяют другие поставщики если не такого же товара, то очень похожего. Для того чтобы занять место на рынке, одной инициативности предпринимателю недостаточно, нужны кредитные ресурсы.

Сейчас наступил момент, когда инициативу заемщика банк может поддержать, но не брать на себя риск, который не в состоянии контролировать. Мы призываем заемщиков ответственно относиться к залогу, а банки — трезво оценивать этот риск. Он может быть управляемым и контролируемым. Мы имеем достаточные мощности, чтобы предоставлять услугу КСО практически во всех городах-миллионниках или как минимум проконсультировать по любым вопросам, связанным с логистикой и хранением.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю