Запуск единой платежной системы Нацбанка вероятен не ранее 2017 года – эксперт

17.04.2015

Источник: Курсив.kz

Единый платежный процессинг, внедрение, которого инициирует Нацбанк РК – результат анализа валютной ситуации президентами стран ЕАЭС и индикатор замаячившей на горизонте единой «расчетной единицы». Об этом и других тенденциях, которые в последнее время на финансовом рынке задает регулятор, Kursiv.kz побеседовал с финансовым аналитиком Тулегеном Аскаровым.

- Вчера стало известно, что Нацбанк всерьез задумывается о внедрении единой платежной системы в стране. Как вы думете, что это значит для финансового сектора Казахстана? Будет ли какое-то дальнейшее слияние с российской платежной системой в рамках валютной интеграции ЕАЭС?

- Это очень своевременное решение. Потому что Россия уже привязала международные платежные системы к единому процессингу. Ранее сервера, на которых производился процессинг, находились за пределами страны. Применился принцип «кнута и пряника». Если бы Visa или Master Card отказались бы от участия, им пришлось бы осуществить достаточно объемный обеспечительный взнос, в связи с санкциями, вменяемым к некоторым клиентам или держателям карт. К слову, задумано это (введение единой платежной системы - Kursiv.kz) было давно, еще в начале 90-ых. Сразу стало понятно, что и наш Нацбанк рано или поздно выдвинет такую идею. Даже была создано такое АО ЕПЦ, в котором участвовали коммерческие банки. Но, к сожалению, проект не сдвинулся с той точки, упразднили это ЕПЦ. Однако Григорий Марченко подал такую идею еще на посте главы Нацбанка, мол, нам надо ввести этот единый процессинг на базе регулятора, чтобы казахстанцы могли беспрепятственно платить, переводить деньги, не задумываясь о том, какого банка банкомат и так далее. Но тогда Марченко был подвергнут жесткой критике, со стороны участников рынка и экспертов.

- Это потому что тогда это было несвоевременным предложением?

- У Марченко был достаточно жесткий подход. Он, вообще, предлагал выкупить все банкоматы у банков, всю сеть. И когда шум поднялся, Нацбанк смягчил свою позицию и готов был сделать совместное предприятие с участием БВУ, допустим, 50% принадлежало бы Нацбанку, остальные 50% разделены между крупными банками типа «Народного» или «Казкома». Ну, как-то все это кануло в лету. А тут раз - Марченко ушел, история с блокировками карт у тех банков и лиц, которые попали под санкции...и, наверное, наши просто сделали вывод, что нужно вернуться к этой идее. То, что Нацбанк сейчас готовит по поправкам в законодательство, как раз к этому и идет.

- С российской платежной системой не все так удачно было сначала: и сбои, и медленные темпы Visa. Какие же тут у нас перспективы, например, инфраструктурных изменений?

- Поскольку россияне это сделали практически в течение года, у них есть наработка определенная, наверное, мы можем заимствовать это у них в плане технологий, общий подход. Думаю, это очень быстро можно сделать. Речь даже не о том идет, что, как с идеей Марченко, с клиентов берутся большие комиссионные и так далее. Банки у нас достаточно хорошо работают, на хороших платформах. Тут скорее вопрос национальной безопасности единый казахстанский процессинг нужен. Большим банкам ведь по силам внедрять высокотехнологичные IT-платформы, системы безопасности. А небольшие? Им, наверное, было бы проще и выгоднее не через казкомовские, допустим, платформы работать, а через государственные.

- Ожидать ли запуска в течение 1-2 лет?

- Сначала нужно, чтобы поправки в законодательство были одобрены в парламенте, а это довольно не простое дело, потому что у банкиров там сильное лобби. Два основных игрока, «Казком» и «Народный», плюс два российских банка - дочерний «Сбербанк» и дочерний «ВТБ» - у них тоже свои хорошие платформы процессинга, они, конечно, выступят против в любом случае. Но если Нацбанку удастся, на это уйдет, примерно, год. Потом год-полтора на, собственно, технические вопросы. Примерно к 2017-2018 годам и видно будет.

- Ну, и как раз к этому времени «обрисуется» валютный союз?

- Об этом и речь. Президенты государств-членов ЕАЭС уже увидели, что с такой валютной ситуацией, колебаниями курса – это просто пародия, а не союз. Поэтому, конечно они будут ускорять это движение. Но я думаю, для Казахстана здесь важнее не вопрос единой валюты, а общая платежная система союза. Для нас, для клиентов БВУ, для партнеров деловых главное, чтобы платеж проходил моментально. Нажал кнопку и, допустим, в Белоруссии знакомый человек получил деньги. Если такую платежную систему удастся создать - а это охват общего населения почти в 200 млн человек, - сами международные платежные системы будут рады. Потому что, например, Кыргызстан маленький, Армения…там что-то свое вводить частным игрокам – очень дорого. А тут если все заработает, останется только включиться. А как только заработает общая хорошая платежная система, можно будет говорить о какой-то условной расчетной единице, как в Европе было сделано. Пропорционально она будет состоять из рубля, тенге, остальных валют. И вот в этой расчетной единице можно будет проводить расчеты между странами-участницами ЕАЭС. А потом уже на ее основе что-то сконструировать вроде, не будем даже о единой валюте, назовем это единой расчетной единицей.

- Какие БВУ приведут доводы против казахстанского единого процессинга?

- Это как при Марченко в 2013 году. Во-первых, то, что они уже вложили огромные средства в свои платформы, которые, к слову, работают очень хорошо. Второе, что банки не против снижения тарифов, они их даже уже снизили. Рост конкуренции, поиск частных решений…С одной стороны, разделяю и государственную, и банковскую позицию. Посмотрим, в споре родится истина.

- Вы в презентации говорили, что не очень хорошо на финансовом секторе отражается усиление государственного контроля. В последнее время слышно много закулисной критики по отношению к Нацбанку, по поводу жесткого регулирования, например, по повышению капитализации, ведущей к вынужденному слиянию банков, повышенным регуляторным нормам. Как вы считаете, в такое время насколько компетентна политика Нацбанка, ведущая, допустим, к невольному уходу с рынка мелких игроков?

- Это старая история. 15 лет назад, когда Марченко был впервые председателем НБРК, была специальная программа. Все банки разделены были на 3 группы. Первая группа, которая соответствовала международным стандартам, крупные банки. Вот за них государство радело. Вторая группа – переходная. А третья – явно аутсайдеры, обреченные на смерть. Их не должно было остаться, но, тем не менее, они все еще тут. Государство не в первый раз собирается вот эту концентрацию банковского сектора осуществить. Но я думаю, так же, как и в тот раз, не получится. Все-таки собственники и маленьких банков довольно весомые фигуры, они знают куда зайти, с кем поговорить. Поэтому я думаю, лучше прислушиваться к тому, что, допустим, господин Исатаев говорил, мол право на жизнь имеют и маленькие банки. Ну, нравятся они клиентам! Ну, и что, что капитал небольшой, ведь они обслуживают какое-то количество своих клиентов.

Второй аргумент, который уместен, это то, что государство все время хочет вырастить каких-то гигантов. Но мы же видели, как они валятся на западе. Легко: RBS, HSBC. Большой - это совсем не означает, что он устойчивый.

Второй пункт, у нас, все-таки благосостояние людей растет, и совершенно очевидно, что нам нужен свой private banking. Как раз маленькие банки могли бы и закрыть эту нишу – обслуживать состоятельных клиентов.

- А вообще было ли такое, что из-за жестких требований финсектор сузился, игроков стало меньше, а их доля больше?

- Вот в тех же самых США и в других развитых странах Запада. Почему так получилось: была мания каких-то слияний. ABN AMRO бегал, покупал всех. А потом сам был куплен. Было очевидно, что динозавры не выживают и на финансовом рынке. Эти плоды и пожинаются сейчас. С другой стороны, посмотрите, как активно развивается в мире микрокредитование. Игроков должно быть много.

- «Казком» приводит на рынок PayPal, а тут единый платежный процессинг. Как на инновациях отразится решение регулятора о платежной системе?

- Все инновации, прогресс должны быть включены в зону регулирования, такая в целом политика регулятора. А сами инноваторы, типа Google или Facebook, напротив, этого не хотят. В целом, есть целый разряд операций, которому и не нужно это регулирование и страхование, в отличие от депозитов или кредитов. Вот то, что отберут у банков айтишники – это, конечно, переводы, очень лакомый кусок. Им в конце концов этот рынок регулятор должен отдать, может, как-то посматривать – но не мешать. Государство хочет все зарегулировать, естественно, но это невозможно и не нужно.

Напомним, в четверг, 16 апреля стало известно, что выступая в ходе круглого стола в Мажилисе Парламента, посвященного вопросам стимулирования безналичного оборота, директор департамента развития и управления платежными системами НБ РК Руслан Мусаев сообщил о рассматривании банком введения централизованного платежного процессинга.

"Проект новой платежной системы по проведению розничных платежей населения, клиентов банков в режиме реального времени. Для обеспечения эффективного быстрого проведения межбанковских операций в розничном секторе рассматривается проект централизованной клирингово-расчетной системы по электронным платежам населения. Сейчас изучается мировой опыт, разрабатываются предложения", - сообщил г-н Мусаев.


Возврат к списку новостей

Рекламодателю