Гаврилов.

Есть банки коммерческие, которые привлекают депозиты, выдают кредиты, карточки выдают и деньги на ипотеку. Есть банки инвестиционные, чаще всего они коммерческим и принадлежат (кроме Америки, где это по закону нельзя). Инвестиционные банки занимаются привлечением финансирования, управляют деньгами клиентов, советуют по сделкам, где одна компания проглатывает другую. У инвестиционного банка положено быть подразделению research, исследований.

Это анализ, который предназначен не для своих целей и сотрудников, а только для клиентов. Это могут быть регулярные, чуть ли не ежедневные сообщения о движениях рынка. А могут быть отраслевые отчеты, нефть и газ, телекоммуникации, розничная торговля. Эти исследования не совсем как в журналах, они больше ориентированы на профессионального читателя, больше цифр, меньше «воды». Всё по сути. Не зря ведь аналитики, которые пишут эти отчеты, очень даже высокооплачиваемые. Клиенты, получающие такие вещи, не могут разглашать такие исследования, это, как бы, клиентская привилегия - я через них вкладываю деньги, они получают комиссию, присылают мне эти исследования рынка, но я их не могу делать публичными. Всё честно.

Летом на российском рынке случился удивительный казус. Аналитик банковского сектора Альфа-банка Гаврилов разослал отчёт своим клиентам. Там без обиняков было сказано, что в ближайшее время рухнет четыре коммерческих банка. Причём с названиями. Сообщение, конечно,конфиденциальное, но у любой конфиденциальности есть пределы. Буквально на следующий день письмо утекло на рынок и начался вселенский скандал. Уязвлённые банки начали грозить судом, обвинили Альфа-банк в недобросовестной конкуренции и стали жаловаться в Центральный Банк России. Регуляторы вызвали аналитика Гаврилова и публично пожурили его. Конфликт был исчерпан. Гаврилов повинился.

Это всё случилось в августе. Наступила осень, три из четырёх, упомянутых Гавриловым банков, громко долбанулись. Вчера помер четвёртый. Гипотеза Гаврилова блестяще осуществилась.

У меня тоже в практике так бывало. Недалекие люди считают, что research для клиента - это вроде заказного компромата в газете. А руководитель инвестбанка, как коррумпированный главный редактор, сидит и вместе с аналитиком сочиняет компромат на конкурента. Потом звонят и с напором спрашивают: «Что я тебе плохого сделал?» – а ты даже не знаешь, что ты наделал, а потом только узнаешь про проделки Гаврилова.

Вот такая история. Но каков главный вывод? Надо внимательно слушать, что говорит Гаврилов!
Рекламодателю