Что поразительно в истории с инвестицией ЕНПФ

в облигации контролируемого государством азербайджанского банка? На днях этот банк в нью-йоркском суде объявил о банкротстве и попросил защиты от кредиторов, то есть наших пенсионеров в том числе.
Во-первых, зачем инвестировать аж 200 миллионов долларов в облигации азербайджанского банка. Не надо быть гуру, чтобы понимать те угрозы, которые несёт падающая нефть для азербайджанской экономики, ещё больше нашей зависящей от нефти. С каких пор пенсионные деньги идут на emerging market? Почему это не индекс или хотя бы сбалансированная корзина, которая предусматривала бы географическую и отраслевую диверсификацию? Врюхались.
Во-вторых, нужен мониторинг за своей инвестицией. Залезли в Азербайджан? Будьте добры создать команду, которая будет заниматься информацией, анализом. Следить за новостями политики, экономики, движениями маната. Сегодня на досуге посмотрел на показатели этого банка за прошлые годы. Невооружённым взглядом заметно, что это "сбитый лётчик". Убытки нарастают, кэш на счетах тает. Рынок это чувствует и доходность по облигациям на рынке растёт как на дрожжах, это как температура при серьёзной болезни. Не сделали.
В-третьих, почувствовали неладное, надо же что-нибудь делать?! Из инвестиции можно ещё уйти с минимальными потерями, локализовать ущерб. Обидно, но не смертельно. Не получается уйти на рынке, продать этот пакет (потому что дураков других там нет), то используйте политический рычаг. Пишите докладную Президенту, он, небось, Алиева не раз видел за прошлый год. Президент такие вопросы понимает и умеет отстаивать интересы, из собственного опыта знаю. Какое-то компромиссное решение у дружественных азербайджанцев можно бы было выцарапать. Не сделали. А теперь уже поздно, азербайджанцы при всём желании будут по американским законам строго по процедурам банкротства идти.
Пока кипят яркие дискуссии на общественном совете, но дела лучше не идут. Здесь особый спрос должен быть с членов совета директоров. Они большую ответственность несут. Такое впечатление, что следующие лет десять они на свободе не хотят провести.
Рекламодателю