Кто Вы, Дэвид Малпасc?

Правда ли, что новый Президент Всемирного банка против плавающих валютных курсов, за золотой стандарт, против денежной политики количественного смягчения и таргетирования инфляции?
Тема МСФО 9 непревзойдённая по своему интересу и актуальности. Но и в мире тоже происходят интересные события.
Вот, например, с 09 апреля 2019 года Дэвид Малпасc вступает в должность Президента Всемирного банка. Что известно про нового Президента Всемирного банка?
Публичная карьера Дэвида Малпасса началась с 1984 года, когда ему было 28 лет, в бюджетном комитете Сената США, в администрации президентов Рейгана и Буша-ст., в совместном экономическом комитете Конгресса, Государственном департаменте (направление — Латинская Америка). В 1993 году Дэвид Малпасс покинул государственную службу и 15 лет работал в банке Bear Sterns & Co до его поглощения банком JP Morgan в марте 2008 года. Покинув в июне 2008 года JP Morgan, основал собственную консалтинговую компанию, продолжая активно участвовать в работе Республиканской партии. Автор седьмой главы в книге «The 4% Solution: Unleashing the Economic Growth America Needs», изданной в 2012 году президентским фондом Джорджа Буша-мл. Впоследствии обещание роста экономики в размере 4% в год было одной из составляющих президентской программы Джеба Буша, целью которой было «снова вдохновить величие Америки». В 2003—2016 годах постоянный колумнист Wall Street Journal и Forbes. Владеет испанским, французским и, что примечательно, русским языками.
Интересно проанализировать его публикации. Будучи политиком, а не экономистом-теоретиком, он формулирует принципы без привязки к глубокому анализу методов их реализации. Но делает это логично, с полным пониманием, как работает бюрократия. Колонка в общественно-политическом журнале — не научная публикация, расчётов в ней искать не следует. Следует заметить, что он всегда был достаточно последователен в своих экономических взглядах. О чём же он писал?
Малпасс последовательно противопоставлял финансовую систему и реальный сектор. Эта его позиция сыграла с ним злую шутку: в 2008 году он недооценил влияние финансового рынка на реальную экономику, что ему сейчас охотно припоминают оппоненты. Хотя в сущности вокруг нейтральности монетарной политики построены все современные школьные курсы макроэкономики. Обсуждение нейтральности денег кажется избыточно идеологизированным. И в этой идеологической схватке Малпасс выбрал определённую сторону, которая не вполне совпадает с превалирующей в обсуждении этих вопросов.
Любимое слово Малпасса, по-видимому, sound. Написанная им глава в The 4% Solution так и называется: Sound Money, Sound Policy. На русский язык это слово может быть переведено как «здоровый, доброкачественный, исправный, разумный, логичный, добротный». Целью денежно-кредитной политики, по его мнению, должен быть стабильный доллар (и другие курсы валют). Он требует стабильности валютных курсов на 20-50 лет, сетуя на то, что их волатильность выгодна спекулянтам и резко снижает способность инвесторов принимать валютный риск. Более того, по его мнению требуется создать условия для укрепления доллара, чтобы повысить привлекательность инвестиций в экономику США. Механизм реализации этой политики по его мнению — принуждение стран G7 (именно так сформулировано в 2012 году) и G20 к поддержанию стабильных валютных курсов и возрождение золотого стандарта.
«…using FOMC statements to measure the dollar against the value of gold…»
Дэвид Малпасс выступает против установления валютных курсов в результате рыночных торгов:
«The current policy is based on the view that the value of the dollar should be set by markets over an unlimited range of values with the expectation that the dollar will trade up and down with U.S. economic fundamentals. This is very far away from the stable-dollar policy that we need, because it creates tremendous uncertainty, discouraging investment and jobs
Осуществляемая ныне (написано в 2012 году) политика базируется на том, что стоимость доллара определяется свободными рынками, может принимать любые значения. Ожидается, что доллар торгуется в зависимости от фундаментальных характеристик экономики США. Это, однако, весьма далеко от действительно необходимой политики стабильного доллара, поскольку создаёт огромную неопределённость, подрывает привлекательность инвестиций и создания рабочих мест.»
Этот спор перекликается с внутрироссийским спором Банка России и Роснефти о подходах к ценообразованию топлива и на самом деле более общий: приносит ли биржевизация торгов пользу, нужна ли она народному хозяйству.
Количественное смягчение, замечает он, оборачивается ростом государственного долга, идёт на финансирование государственных расходов, приводит к вытеснению инвестиций. Политика нулевых процентных ставок — это мышеловка для Федеральной резервной системы, из которой она не может выбраться. Фактически это коррупционный симбиоз крупных финансовых организаций, плохо управляемых государственных фондов и безответственных расходов — уподобляется им коммунизму: каждому по потребностям.
«The zero-rate policy only benefits mega-borrowers like federal and state governments, big banks, and big corporations—a group that does not create many private-sector jobs.»
  • Архив блога

    «   Июль 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31        
Рекламодателю