Как реанимировать финансовую систему Казахстана

15.04.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Из-за высоких процентных ставок банковские кредиты стали практически недоступны для бизнеса и населения, что крайне негативно влияет на рост экономики Казахстана и усугубляет кризисные явления в ней.

Казахстан стремится в тридцатку наиболее развитых государств. В этих странах доступность банковских кредитов обеспечивается только за счет низкой ставки рефинансирования и высокого уровня монетизации экономики. То есть, за счет адекватной денежно-кредитной политики. Никакие другие пути обеспечения доступности кредитов не используются, поскольку они приводят к искажению рыночных отношений. Текущая ситуация в Казахстане, когда государство выделяет деньги из бюджета, Нацфонда, и ЕНПФ для кредитования частного и государственного бизнеса по субсидированным ставкам, является для развитых стран крайним исключением, а не нормой, как у нас.

Давайте представим упрощенную картину, как должна работать наша банковская система в идеале.

Картина идеальной банковской системы Казахстана

В Казахстане инфляция уже давно достигла и держится на запланированном уровне 3%-4%. Из-за низкой инфляции базовая ставка Нацбанка и процентные ставки на депозиты физических лиц находятся на уровне 4%-5% годовых. В такой ситуации ставки по кредитам банков для юридических лиц будут находиться на уровне 6% и выше в зависимости кредитного риска заемщика. Кредиты для населения будут, как обычно, дороже, но ненамного.

Также в результате долгосрочной низкой инфляции бизнес и население абсолютно доверяют тенге, из-за чего уровень валютных депозитов в банковской системе минимальный. Проблем с ликвидностью в тенге нет.

Традиционно банки трансформируют краткосрочные деньги физических лиц в долгосрочные кредиты (от 5 лет и более). С учетом низкой доли долларизации это означает, что в банковской системе есть достаточное количество дешевых тенге для выдачи кредитов на долгосрочные инвестиционные цели.

Ставки по кредитам от 6% и выше вполне приемлемы для текущего этапа развития нашей экономики. В таких условиях бизнес и население с удовольствием берут кредиты, в результате быстро растет спрос и инвестиции в экономике, что дает большой стимул для роста ВВП.

Что помешало создать такую идеальную ситуацию

И хотя вышеописанная идеальная картина выглядит сейчас как сказка, это была вполне достижимая цель. Есть три ключевые причины, по которым Казахстан не смог достичь её.

Первое. Сейчас всё в экономике было бы значительно лучше, если бы правительство реализовало свои планы по диверсификации. В этом случае страна не зависела бы от цены на нефть, и экономику так не лихорадило, как сегодня. В недиверсифицированной и импортозависимой экономике, как у нас, падение цен на нефть автоматически означает девальвацию нацвалюты и последующий рост инфляции. Процентные ставки на финансовом рынке напрямую зависят от инфляции. То есть, как только вырастает инфляция, немедленно растут ставки на депозиты и кредиты.

Почему правительство не смогло диверсифицировать экономику в благоприятный период высоких цен на нефть - это отдельная большая тема. Ниже я хотел бы более подробно остановиться на двух других причинах.

Неверная денежно-кредитная политика

Второй причиной того, что вместо идеального состояния мы имеем наихудший вариант развития финансовой системы, является неверная денежно-кредитная политика, которую проводил Нацбанк до февраля 2016.

Лишь в феврале регулятор по-настоящему перешел на политику инфляционного таргетирования, что означает свободное плавание нацвалюты и управление ликвидностью тенге в банковской системе посредством базовой ставки. После этого банковскую систему перестало лихорадить. Cегодня курс нацвалюты уже стал прогнозируемым, поскольку теперь хорошо видна его связь с ценами на нефть и курсом рубля.

Если бы мы перешли на инфляционное таргетирование несколько лет назад, то даже при отсутствии диверсификации экономики текущая инфляция (15,7% на конец марта 2016) была бы гораздо ниже. Также у нас не было бы шоковых девальваций, подобных тем, которые случились в 2014 и 2015. В отсутствие скачкообразных девальваций и инфляций доверие к тенге было бы на гораздо большем уровне, что автоматически означает низкий уровень долларизации депозитов.

Исходя из текущей ситуации на финансовом рынке, то, чем Нацбанк занимался в последние два года, я бы назвал своего рода «диверсией». Справедливости ради можно отметить, что не только Нацбанк занимался глупостями. Правительство тоже внесло свою лепту.

Небольшая и стабильная (без резких изменений) инфляция полезна для роста экономики. Недаром развитые страны сейчас пытаются разогнать её у себя до 2%. Однако считается, что инфляции выше 5% уже вредна для развития - как отдельного бизнеса, так и всей экономики в целом.

У нас инфляция в последние 10 лет практически всегда была существенно выше 5%. В некоторые кварталы она опускалась до 5%, но потом быстро отскакивала обратно. Однозначно высокая и нестабильная инфляция шла во вред развитию несырьевой части нашей экономики, и в этом в основном было виновато правительство. Оно, одурманенное большим потоком нефтедолларов, проводило непродуманную фискальную политику и недостаточным образом стерилизовало экономику от их избытка, что шло во вред развитию и диверсификации экономики.

Как исправить последствия неверной монетарной политики

К сожалению, здесь нет «быстрых» рецептов. Сейчас Нацбанк вроде бы перешел на адекватную денежно-кредитную политику. Однако, чтобы снизить базовую ставку и уменьшить таким образом ставки на кредиты банков, Нацбанк должен снизить не только инфляцию, но и инфляционные ожидания. Снижение инфляции займет продолжительное время, а затем не меньшее время нужно будет стабильно удерживать инфляцию на приемлемом уровне так, чтобы бизнес и население окончательно поверили в необратимость процесса.

Если Нацбанк и правительство смогут удержать низкую и стабильную инфляцию, а также реально свободное плавание курса тенге, это непременно приведет к дедолларизации депозитов физических лиц. Это значит, что у банков появятся долгосрочная база фондирования в тенге для инвестиционных кредитов.

Однако, если же Нацбанк начнет вливать дешевые деньги в экономику, когда еще не ослабли инфляционные ожидания, то на волне таких ожиданий инфляция начнет снова разгонятся до неприемлемых уровней, и о росте экономике и о дедолларизации опять придется забыть. Начнется новая спираль кризиса.

Поэтому призывы депутатов и даже некоторых «экспертов» резко, в два раза, снизить базовую ставку для удешевления кредитования экономики – это не более чем популизм, причем очень опасный.

Сегодня нужно смириться с тем, что из-за ошибок прошлого руководства Нацбанка и нынешнего правительства у нас в ближайшие два года не будет возможности существенно удешевить кредитование в банках.

Поскольку сегодня, единственный драйвер для роста у нас - нефть, при низких ценах на сырье нас ждут тяжелые два года. Этот сложный период может продлиться еще больше, если экономические власти продолжат совершать ошибки и не смогут завоевать доверие к себе. Пока в этом уверенности нет.

Искажение рыночных отношений в банковском секторе

Третьей причиной того, что мы имеем наихудший вариант развития финансового сектора, является искажение рыночных отношений в нем со стороны государства. Для начала хотел бы остановиться на искажениях в банковском секторе.

Использование государственных денег для кредитования бизнеса по субсидированным процентным ставкам приводит к искажению рыночных отношений в нем. У государства ресурсы ограничены, и оно субсидирует ставки только для очень малой части заемщиков. Так, в 2015 все банки заработали процентные доходы на юридических лицах в сумме около 1 трлн тенге. При этом фонд «Даму» по программе «Дорожная карта бизнеса 2020» из этой суммы компенсировал всего 28 млрд тенге! Проще говоря, по стране из каждых 40 заемщиков только один получил подарок от государства, а остальные платят банкам по полной.

То есть это дает минимальный эффект для экономики, скорее, наносит большой вред. Субсидирование любого частного бизнеса приводит к снижению рыночной мотивации и развитию у реального сектора экономики бюджетного иждивенчества. Государство, вместо того, чтобы проводить разумную монетарную и фискальную политики, выступает конкурентом для коммерческих банков, искажая рыночное ценообразование в банковском секторе.

Помимо этого государство постоянно и в больших объемах финансирует госкомпании по субсидированным ставкам. Это резко сужает рынок кредитования для банков, так как госкомпании занимают очень большую долю в экономике. Также это снижает мотивацию госкомпаний к повышению своей эффективности и вредит нормальной конкуренции, поскольку дешевое госфинансирование дает им большие преимущества по сравнению с частными компаниями.

Искажение рыночных отношений на фондовом рынке

Рынок ценных бумаг является важнейшей альтернативой банковскому кредитованию. Этот рынок находится в упадке целиком за счет искажения рыночных отношений и невыполнения своих планов со стороны правительства.

Первой проблемой стало объединение частных пенсионных фондов в один государственный, что устранило целый сектор активных институциональных инвесторов на этом рынке. ЕНПФ как государственный монополист стал осуществлять нерыночное (по заниженным ставкам и без учета кредитоспособности) финансирование банков, госкомпаний и госбюджета. В результате на рынке исчезло рыночное ценообразование долговых ценных бумаг и пропал интерес к нерыночным бумагам.

Также на развитие долгового рынка крайне негативно влияет финансирование госкомпаний и институтов развития за счет покупки их облигаций Нацфондом по крайне нерыночным ставкам. Помимо этого процентные ставки, субсидированные государством на банковском рынке, снижают интерес к долговому рынку, где нет аналогичного субсидирования.

Рынок акций в Казахстане тоже крайне слабо развит, что во многом связано с невыполнением старых планов правительства по выводу на IPO госкомпаний. При этом, некоторые госкомпании плохо соблюдают права миноритариев (последний пример – РД КМГ), что резко снижает интерес в данном рынке со стороны инвесторов.

В общем, куда ни кинь, всюду клин, и практически во всем виновато правительство.

Как решить проблемы в финансовом секторе

Чтобы у рынка появилось доверие к политике Нацбанка, на мой взгляд, необходимо следующее:
  • Жестко придерживаться общепринятой политики «инфляционное таргетирование» и резко снизить уровень своего вмешательство на валютном и денежном рынках.
  • Нацбанк должен объяснять не только, что уже сделал, а также что он планирует делать, у него должна быть долгосрочная политика.
  • Должны быть понятными правила по интервенциям Нацбанка, чтобы с его стороны не было возможности злоупотреблять ими.
  • Необходимо, чтобы Нацбанк закрыл и больше не предоставлял финансы банкам по нерыночным ставкам (валютно-процентные СВОПы и прочее).
  • Необходимо добиться реальной независимости Нацбанка, чтобы он не занимался вопросами кредитования экономики, а планомерно снижал инфляцию.
Для завоевания доверия к фискальной политике правительство должно сделать следующее:
  • Обеспечить прозрачность, подотчётность и независимость Нацфонда. Сегодня бюджет не отражает всех доходов и расходов государства. Необходимо, чтобы правительство как можно быстрее перешло на консолидированный бюджет так, чтобы в нем учитывались абсолютно все поступления и использования денег Нацфонда. Это сделает госбюджет и экономическую политику полноценными, прозрачными и подотчетными всему обществу.
  • Необходима четкая координация фискальной политики правительства с монетарной политикой Нацбанка. Необходим их совместный документ по основным направлениям экономической политики государства на ближайшие три года. В последствии власти должны жестко следовать своим планам (с чем у нас тоже были серьезные проблемы).
  • Для построения адекватной экономической политики необходима полноценная и вызывающая доверие государственная статистика. К сожалению, сегодня она не вызывает доверия.
Концепция развития финансового сектора Республики Казахстан до 2030 (утверждена правительством в августе 2014) изначально вызывала много серьезных вопросов и возражений, которые экономические власти просто проигнорировали. Сегодня документ практически полностью не соответствуют нынешней реальности. Необходимо срочно разработать аналогичный документ.

Для устранения рыночных искажений в банковском секторе и на фондовом рынке быстрый эффект дадут следующие меры:
  • Необходимо прекратить субсидирование отдельных заемщиков, либо субсидировать абсолютно всех заемщиков по одинаковым условиям.
  • Необходимо прекратить нерыночное финансирование нацхолдингов и госкомпаний со стороны Нацфонда или бюджета.
  • Все госкомпании должны кредитоваться по текущим рыночным условиям (включая кредиты от НУХ «Байтерек» и КазАгро) с обязательным участием коммерческих банков.
  • Необходимо срочно полностью исключить государство из инвестиционного управления пенсионными активами. Для этого нужно передать абсолютно все пенсионные активы под управление частным компаниям.
  • Если государство собирается помогать по долгосрочному финансированию банков в тенге, такое финансирования должно проходить только в виде покупки облигаций по рыночным ставкам и в зависимости от кредитного рейтинга банков.
  • Институты развития (НУХ «Байтерек» и КазАгро), в первую очередь, должны искать деньги на рынке. И только в отсутствии денег на рынке должны брать деньги из Нацфонда или бюджета, причем только по рыночным ставкам.
  • Необходимо резко расширить список и ускорить вывод на IPO госкомпаний, указанных в новой программе приватизации. Необходимо усилить защиту миноритарных акционеров в госкомпаниях, которые уже выведены или будут выведены на IPO.
Жангир Рахжанов, экономист
Возврат к списку новостей

Рекламодателю