Почему немцы хотят купить Жилстройсбербанк Казахстана

02.08.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Презентация Chiron GmbH произвела на членов Казахстанско-Германского делового совета, заседавшего в мае в Берлине, впечатление, пожалуй, не меньшее, чем речь Остапа Бендера на жителей города Васюки в известном романе. Компания намерена построить в местечке Кендерли (60 км от Жанаозена) на берегу Каспийского моря курортный город из четырех- и пятизвездочных отелей, а в море – семизвездочный отель с казино, напоминающий по очертаниям знаменитый дубайский Burjal Arab. Перевозить отдыхающих планируется исключительно на электромобилях и монорельсовом транспорте, а поить из скважины или опреснительной установки.

По расчетам Chiron GmbH, курорт будет ежегодно принимать миллионы туристов из России, Китая, Индии и стран Персидского залива. Не вполне понятно, правда, почему такое огромное количество россиян устремится именно на казахстанский участок Каспийского моря – при наличии собственного, но туристов из стран с жестким в отношении игорной индустрии законодательством казино, вероятно, привлечь сможет. Впрочем, в Кендерли они пока тоже вне закона (официальные игорные зоны Казахстана – Капшагай и Боровое), но представители компании уверяют, что получили от правительства РК сигнал, что этот вопрос может быть решен на законодательном уровне.

Меморандум с казахстанскими властями намечено, по словам представителей Chiron GmbH, подписать в ближайшее время. Участников консорциума компания не раскрывает (известно лишь, что в него войдут как немецкие, так и казахстанские инвесторы), зато озвучена стоимость проекта – $2 млрд на первом этапе и $30 млрд в целом. (Заметим, что ВВП Казахстана в 2015 составил немногим более $180 млрд.) Два года назад заместитель акима Мангистауской области говорил Forbes Kazakhstan, что переговоры по курорту на Каспии ведутся с несколькими инвесторами при помощи консультировавшего тогда область «Офиса Тони Блэра». Известно также, что планы строительства курорта в Кендерли вынашивал и Рашит Сарсенов (№9 рейтинга 50 богатейших бизнесменов).

Остальные казахстанско-немецкие проекты не столь экзотичны и осуществляются в основном в сфере образования, альтернативной энергетики, машиностроения, переработки сельхозпродуктов и торговли. По словам вице-министра иностранных дел Романа Василенко, товарооборот Казахстана и Германии составлял в последние годы около 4 млрд евро в год, однако в 2015 в связи с падением цен на энергоносители сократился. Тем не менее Казахстан продолжает оставаться основным партнером Германии в Центрально-Азиатском регионе (82% от общего объема товарооборота с ЦА), причем 90% немецких инвестиций идут в несырьевой сектор.

Но что может поддержать эти отношения сейчас, когда состояние казахстанской экономики и уровень платежеспособности в конвертируемой валюте снизились почти вдвое? Мартин Хоффман, директор по регионам Восточной Европы Восточного комитета германской экономики, говорит, что падает в целом торговля с постсоветскими и вообще развивающимися странами, поэтому немецкий бизнес вынужден искать другие формы сотрудничества. «Это еще не факт, но тенденция. Становится выгоднее производить там, куда раньше продавали. Нас интересует ваша новая программа приватизации. Также вызывает интерес курс на развитие ненефтяного сектора, это то, что мы умеем. Кроме того, ваше географическое положение, членство в Таможенном союзе позволяют рассматривать Казахстан как площадку для выхода на другие рынки».

Сопредседателем делового совета с казахстанской стороны до последнего времени был экс-глава «Байтерека» Куандык Бишимбаев, и компании холдинга довольно хорошо известны немецкому бизнесу. В рамках приватизации особый интерес у него вызывает Жилстрой­сбербанк. Во-первых, за основу при создании банка в 2003 году была взята немецкая модель строительных сберегательных касс. Во-вторых, за последние три года он стал действительно привлекательным активом. Его доля рынка ипотечного кредитования превышает 60%, доля рынка долгосрочных сбережений доходит до 50%. Рейтинг – самый высокий среди БВУ, на уровне суверенного. Все кредиты и обязательства исключительно в тенге, так что валютных рисков никаких. Интерес к покупке доли в банке (сначала миноритарной) проявила Bausparkasse Schwäbisch Hall. Она создана в 1931 и сейчас занимает 30% рынка строительно-сберегательных касс Германии.

Заместитель председателя холдинга «Байтерек» Ляззат Ибрагимова считает, что заполучить такого стратегического инвестора – большая удача. «У них активы – 60 млрд евро, только в прошлом году заключили договоров и вкладов сбережения на 35 млрд евро. Плюс являются офисом продаж для крупнейших коммерческих банков, в том числе для Райффайзенбанка, активно развивают интернет-банкинг. В последние несколько лет Schwäbisch Hall активно занимается экспансией своей модели на восток – в Чехию, Румынию, Венгрию, Словакию. Последняя инвестиция была в Китай. Мы, как материнская компания Жилстройсбербанка, заинтересованы именно в таком инвесторе, который даст компетенции для развития этой системы в дальнейшем. Нам очень важно, чтобы банк оставался ключевым институтом в системе приобретения жилья и в то же время не варился в собственном соку, – говорит Ибрагимова. Она уверена, что сейчас лучшее время для продажи доли в банке: – Надеемся завершить переговоры в конце этого – начале следующего года. Теперь все зависит от полноты и широты информации, которую мы предоставим немецкой стороне для принятия решения. Думаю, сделка взаимовыгодная: наша норма доходности, особенно теперь, после девальвации, довольно привлекательна для компании, которая вкладывает в государственные облигации под 0,5% годовых. В течение последних трех лет портфель Жилстройсбербанка растет на 50% в год. Население начало понимать, что при достаточно высоких ставках ипотека является продуктом для среднего класса: при 12,5% годовых за 15 лет вы отдаете две с половиной стоимости кредита, при 14% – три. Кроме того, модель накопительной системы доказала свою устойчивость – Schwäbisch Hall пережил Вторую мировую войну, фактически отстроил послевоенную Германию вместе с другими жилищно-сберегательными кассами, успешно прошел все последующие глобальные кризисы, включая финансовый 2007».

Однако вопросов у немецкого бизнеса к казахстанской стороне немало, и в основном они касаются несоблюдения предварительных договоренностей или неожиданной смены приоритетов. Так, после полугода переговоров с Министерством сельского хозяйства делегация бизнесменов Германии, специализирующихся на производстве молока и молокопродуктов, должна была выйти на заключительный этап с участием вице-министра. Однако за 10 (!) дней до встречи, когда делегация была уже сформирована и билеты в Астану куплены, вице-министр Ермек Кошербаев через посольство сообщил, что принять их не сможет – у него нет времени. Можно представить, каким это было шоком для дисциплинированных немцев. «Мы не понимаем, в чем проблема, ведь сменился только министр и заместитель продолжает работать? Взамен нам предложили встречу с директором департамента, но для этого люди не поедут в Астану, извините. И, думаю, второй раз уговорить их не получится – у нас принято выполнять договоренности», – возмущается Ута Кохловски-Каджая, управляющий директор бизнес-ассоциации компаний, работающих с Восточной Европой.

Видимо, поэтому много лет живущий в Казахстане глава Дойче банка Ульф Вокурка считает, что основное препятствие для привлечения сюда западных инвестиций заключается в плохой координации между различными госорганами и наличии у них конфликта интересов.

Автор: Ардак Букеева, редактор по рейтингам журнала Forbes Kazakhstan
Возврат к списку новостей

Рекламодателю