Акишев ответил на заявление мажилисмена о том, что нацкомпании влияют на курс тенге

17.10.2018

Источник: Информбюро

Мажилисмен Аманжан Жамалов предположил, что квазигоссектор скупил большую часть из 520 млн долларов, которые Нацбанк выделил для поддержания тенге.
Депутат Мажилиса Парламента Аманжан Жамалов на пленарном заседании в Мажилисе высказал мнение, что Казахстан потерял реальный рыночный курс тенге. Сейчас, по мнению депутата, он определяется не фундаментальными факторами, к примеру, ценой на нефть, а действиями двух игроков – Нацбанка и квазигосударственного сектора.

"Для поддержки курса только с 5 по 7 сентября Нацбанк продал 520 млн долларов. Это 80% объема всех торгов. После чего курс тенге ещё больше ослаб. Если 4 сентября тенге продавался по 365 тенге, то 12 сентября уже по 380. Возникает вопрос: кто воспользовался ситуацией и скупил всю валюту? Очевидно, что это не население. Вы неоднократно говорили, что одной из причин инфляции является фискальное стимулирование экономики через бюджетный сектор и квазигоссектор. Вы сами приводили цифры, что госхолдинги и квазигосударственные компании на счетах банков держат более 7,2 трлн тенге. Это 34% всех банковских обязательств", – сказал депутат.

Квазигоссектор стал активным участником валютных торгов, имеет инвестиционные программы, по которым импортирует дорогое оборудование за валюту, имеет большие внешние займы, которые надо обслуживать. Аманжан Жамалов привёл данные Нацбанка: на 1 июля 2018 года внешний долг квазигоссектора превышал 23 млрд долларов.

"Не настало ли время решить вопрос определённости, предсказуемости курса тенге и, к примеру, хотя бы на время установить валютный коридор, который соответствовал бы интересам и Нацбанка, и Правительства?" – обратился он к главе Нацбанка Данияру Акишеву.

Глава Нацбанка с ним не согласился. По его мнению, возврат к валютному коридору будет стоить намного дороже, чем цифры, которые назвал депутат.

"Мы не видим необходимости сейчас препятствовать колебаниям курса тенге, это объективная реальность. Казахстан является страной с открытой экономикой, мы являемся членом ЕАЭС, у нас отсутствуют торговые ограничения на перемещения товаров, работ, услуг и капитала между нашими странами. Соответственно, мы объективно будем зависеть от ситуации в наших странах-торговых партнёрах. Если там будет происходить ухудшение ситуации, это может сказываться и на экономике Казахстана, и на нашем обменном курсе", – отметил Данияр Акишев.

Любая фиксация обменного курса будет предполагать ошибку в случае, если центральный банк будет неправильно определять обменный курс и защищать возможно неверный коридор, считает глава Нацбанка.

"И это будет стоить стране достаточно больших денег, мы в принципе это проходили уже три периода подряд: в 1999, в 2009 и в 2015 годах. Поэтому, на наш взгляд, никаких оснований для пересмотра правил денежно-кредитной политики в настоящее время не существует", – добавил он.

Он не согласился и с версией, что на валютном рынке Казахстана есть лишь два крупных игрока. Валютный рынок, как он отметил, представлен всеми банками второго уровня, которые обслуживают свою клиентуру.

"Те цифры, которые вы назвали, действительно, присутствуют, но тем не менее, не означают, что именно эта сумма валюты должна будет выйти за рубеж из Казахстана на обслуживание внешнего долга. Как правило, структура контрактов часто и по многим крупным проектам предусматривает не только выплату в денежной форме, но часто происходят взаимозачёты, также происходит выплата в натуральной форме, особенно по контрактам, где присутствует соглашение о разделе продукции. Поэтому здесь не идёт речь о том, что такая нагрузка действительно присутствует на компании квазигосударственного сектора", – заключил Данияр Акишев.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю